Имя:
Email:
Сообщение:

Очередной выпуск шоу талантов «Лучше всех!» на Первом канале с Максимом Галкиным привлек особое внимание дагестанцев. Героями программы стали воспитанники цирковой студии канатоходцев «Пехлеван».

 

Вопрос: каким образом много лет назад, до того, как в высокогорные районы Дагестана добралась цивилизация, жители селений перебирались через крутые обрывы? Правильно: по канату! Он использовался в качестве моста для прохода через ущелья, обрывы или горные реки. Позже жители селения Цовкра внесли в жизненно необходимое явление элемент артистизма: мужчины стали демонстрировать на канате свою ловкость, а затем и выполнять различные акробатические трюки.

 

 

Прошло много лет, и из бытового явления канатоходство окончательно перешло в традиционный для Дагестана вид циркового искусства. 15 октября на Первом канале вышел в эфир очередной выпуск шоу талантов «Лучше всех!» с Максимом Галкиным. Данный выпуск привлек особое внимание дагестанцев, ведь героями программы стали воспитанники цирковой студии канатоходцев «Пехлеван». Пятеро совсем ещё юных канатоходцев — младшему из которых всего шесть лет, своим десятиминутным выступлением покорили зрителей и заслужили бурные овации.

Спустя неделю мы посетили воскресную репетицию эквилибристов в здании Дагестанской государственной филармонии и побеседовали с основателем и бессменным руководителем студии, заслуженным работником культуры РД Гасановым Асхабали Гаджиевичем.

 

 

— Асхабали Гаджиевич, расскажите, при каких обстоятельствах вы создали студию?

— Свои первые детские коллективы я собрал ещё в 80-е годы, когда жил в городе Буйнакске. В 2003 году я с семьей переехал в Махачкалу и был уверен, что оставлю это дело. Даже свою канатную аппаратуру я оставил в Буйнакске.

После переезда я отдал младшего сына в 28-ю школу, где он проболтался, что его отец – канатоходец и что в Буйнакске у нас были детские коллективы. Эти разговоры дошли до директора, и вскоре меня вызвали в школу. Я сначала подумал, что мой сын что-то натворил нехорошее (смеётся). Директор школы Азим Юзбеков сказал, что узнал о моих занятиях, и предложил возобновить эту работу. В начале я сопротивлялся, говорил, что оставил это дело в прошлом, но он продолжал настаивать.

Большую помощь при сборе необходимого оборудования мне тогда оказал директор завода «Авиаагрегат» Гамзатов Гаирбек Абдулкеримович, к которому я обратился за помощью по совету покойного друга, талантливого журналиста и писателя Газимагомеда Галбацова. Всё необходимое было собрано, и в 2004 году мы установили канат в 28-й школе. А в апреле начали заниматься.

Через два месяца в Цовкре был фестиваль-конкурс памяти наших всемирно известных канатоходцев Яраги Гаджикурбанова и Рабадана Абакарова, на котором мы завоевали первое место. Буквально за небольшой срок мои дети взяли свою первую награду. Когда меня пригласили в Детскую школу искусств №4, я вернул оборудование, которое у меня осталось в Буйнакске, и начал работу с коллективом «Орлы Дагестана».

 

— И спустя восемь лет «Пехлеван» вошёл в состав Центра эстетического воспитания «Радуга»?

— Изначально мы вошли в состав Дома народного творчества, но там мы задержались ненадолго, потому что они не смогли обеспечить нас нужными атрибутами. Но я, как энтузиаст, продолжал держать коллектив, репетировал с ним в спортзалах школ.

В январе 2012 года нас пригласили на международный фестиваль в Москву, и на обратном пути в поезде с нами ехала Александра Павловна Хорошевская – художественный руководитель Центра «Радуга». Мы познакомились, и когда она узнала, что я учу детей, что мы держим коллектив без посторонней помощи и нигде не получая зарплату, она, можно сказать, взяла нас к себе.

 

 

— Что вас мотивировало, несмотря ни на что, держать коллектив?

— Я – как и многие другие наши артисты циркового жанра – всегда мечтал создать в Дагестане цирк. Ведомый этой розовой мечтой, я и продолжал держать коллектив.

Дети у меня, конечно, меняются. Многие уже женились или вышли замуж и оставили это дело, но я каждый год записываю по 50-60 новых детей и набираю новый состав. По сей день не было ни одного конкурса, ни в нашей стране, ни за рубежом, на котором мы бы получили ниже первого места. Это подбадривает и детей, и меня, и мы продолжаем работать.

Однажды, когда у меня в коллективе ещё были атлеты, акробаты, йоги, мы выступали с 16-минутной программой в селении Урма Левашинского района. После выступления ко мне подошли люди и говорят: «Асхабали, когда вы начали выступать, мы открыли рты, и пока не закончили, забыли закрыть» (смеётся). С такой же программой мы выступали в Георгиевске, на юбилее города. Через неделю мне звонит наш представитель в этом городе и говорит, что жители города до сих пор в шоке от нашего выступления. Такие слова и отзывы простых людей – это большая награда, они дают нам силы продолжать наше дело.

 

— Сегодня в студии только канатоходцы?

— Да. Раньше были атлеты, акробаты и йоги. Я хотел создать ядро для будущего цирка Дагестана, но поддержку так и не нашёл. Мы давали платные концерты, ездили по школам, но ведь с детей много не возьмешь. Наши доходы не покрывали те расходы, которые мы вынуждены были тратить на содержание студии, и мне пришлось оставить только канатоходцев.

В других студиях, секциях родители платят деньги за то, что их детей учат чему-либо. Я с детей денег не беру, даже наоборот, все полученные премии или вознаграждения раздаю своим подопечным, чтобы у них и дальше было желание заниматься.

 

 

— Сколько у вас сегодня действующих подопечных?

— Сейчас у меня два коллектива: «Пехлеван» при Центре эстетического воспитания «Радуга» и «Орлы Дагестана» при Детской школе искусств №4.

Учеников-то много, но которые уже сегодня готовы выступать – человек 12. Что получится из остальных – будет видно. Проблема в том, что после завершения обучения им некуда пойти работать, и очень талантливые ребята вынуждены бросать это дело и искать другое ремесло.

 

— В программе «Лучше всех!» могут участвовать дети, не достигшие 12-летнего возраста. Как вы собирали эту «великолепную пятёрку»?

— В мае мне позвонила редактор программы Алиса Лильчицкая, предложила поучаствовать в одном из эфиров и сказала, что нужны дети до 12 лет. Многие тогда разъехались на каникулы, и из тех, кто у меня был в расположении, под условия программы подходила только Джавгарат, которая занимается у уже больше трёх лет. Поэтому мне пришлось собирать новый коллектив. Джавгарат привела свою подругу Сафию, а следом и младшую сестру Марьям. Позже мой друг отправил своего внука Магомеда, которому тогда было 5 лет, а потом ко мне пришла и его сестра Сабрина. Так и собралась эта пятёрка. За 4-5 месяцев мы научили их и поставили эту программу.

Свой отпуск я провёл здесь, в филармонии. Настрой у меня был боевой. Мы каждый день с утра до вечера репетировали, и иногда я даже домой не уходил, ночевал здесь, в кабинете. Бывало, что когда мы задерживались, родители звонили, спрашивали: «Вы что там делаете до сих пор?», я им говорил: «Приходите, посмотрите, что мы делаем» (смеётся). Им тоже я очень благодарен: у этих детей очень понятливые родители, всегда идут навстречу.

 

 

— Приглашение на программу стало для вас неожиданностью?

— Нет, не стало. Нас приглашают в Италию, в Германию, в Турцию и много куда ещё, поэтому мы не удивились. Проблема в том, что у нас нет спонсоров, нет финансовой поддержки, поэтому мы не можем себе позволить такие выезды. Даже когда я узнал, что программа оплачивает и дорогу, и проживание в гостинице, я всё равно не рвался, думал: «Зачем мне это нужно?» Нам было необходимо обновление канатных реквизитов, на которые у студии не было финансов. Однако благодаря отзывчивости земляков, мы смогли решить эту проблему — начальник Налоговой инспекции по Ленинскому району Заур Муртузалиев согласился нам помочь и выделил средства на подготовку к поездке, тем самым дав возможность достойно представить Дагестан на сцене Первого канала. А еще Алиса (редактор программы) так вежливо просила, не отставала от меня (смеётся), что я согласился. Сейчас я очень доволен, конечно. Нас хорошо встретили, за что мы им всем очень благодарны.

После того как наше выступление показали по Первому каналу, мне звонили из республиканских структур культуры, хвалили, поздравляли, на что я им отвечал: «Мы же здесь много раз выступали перед вами, показывали и более сложные номера, вы только сейчас обратили на нас внимание, когда показали по Первому каналу?»

 

 

Везде – в Москве или в любом другом месте за пределами республики – нас великолепно встречают. А у нас… Два года назад Дом народного творчества пригласил нас выступить на праздновании юбилея Дербента. Приехали, выступили, захотели уехать – невозможно. Территория города ограждена, как Бухенвальд: без разрешения не выйти и не зайти. В итоге я дошёл до администрации города, а там был накрыт большой стол, меня стали приглашать сесть за него. Я говорю: «Мне этого не надо, у меня там дети голодные, целый день ни крошки во рту. Дайте разрешение, чтоб мы могли уехать отсюда». Еле как мы получили это разрешение.

Такое неуважительное, халатное и безразличное отношение мы встречаем часто: вот совсем недавно, в день открытия исторического парка «Россия – моя история». После этого я сказал представителям Дома народного творчества, что очень прошу с такими условиями меня больше не беспокоить.

Есть и исключения, к примеру на праздновании 160-летия города Махачкалы мэрия позаботилась об артистах, детей накормили, и в целом организация была хорошая, за что выражаю администрации города свою благодарность. Мы ведь дарим людям радость без остатка, выкладываемся на полную силу, и, конечно, должное уважение к артисту со стороны организаторов очень важно.

 

 

— Вы долгое время занимались в спортзалах. Как и когда «Пехлеван» переехал в филармонию?

— Да, мы занимались в спортзалах и благодарны директорам, которые разрешали нам тренироваться в стенах их школ. Но это был для нас тяжелый труд. Более пяти лет мы занимались в 42-й школе, за что спасибо директору Омарову Асаду Магомедовичу. Но и в его школе спортзал был перегружен: после занятий там проходили различные спортивные кружки. Нам он давал заниматься по два часа в день три раза в неделю.

Каждый раз нам приходилось вначале устанавливать канат, а к концу его убирать, на что уходило полчаса времени. При обучении канатоходству нужен индивидуальный подход, и полтора часа для десяти регулярно занимающихся детей было очень мало. Только в воскресенье мы могли заниматься целый день. Люди отдыхают – Гасанов работает. Но в позапрошлом году Асад Магомедович нас вежливо «выселил». Я поблагодарил его за возможность, которую он нам давал все эти годы, и ушёл.

В середине 70-х я выступал здесь, в филармонии, хорошо знал это место и что оно сейчас закрыто. Я пошёл к директору Абакару Расуловичу, рассказал ему о сложившейся ситуации и попросил дать помещение для репетиций. Он тут же согласился, дал нам зал и кабинет мне выделил. Идите, говорит, хоть круглосуточно занимайтесь. Мы с родителями детей всё здесь вымыли, почистили, навели порядок и с тех пор здесь занимаемся. Можно сказать, что благодаря Абакару Расуловичу и сохранился этот коллектив.

 

— Родители, которые отдают детей в студию, не опасаются за их здоровье?

— Да, бывает такое. Весной пришли брат и сестра. В один из первых дней девочка упала и получила небольшой синяк. Мама, узнав об этом, больше не пустила их. Жалко, талантливые были дети.
Конечно, бывают синяки, бывают царапины, но это нужно воспринимать как нечто естественное, обыкновенное. Это ведь неизбежно для любого человека, занимающегося спортом. Благо за годы моей работы никаких серьёзных травм у детей не было. И к тому же сегодня родители должны бояться не синяков, они прежде всего должны бояться, что в наше время их ребёнок там, на улице, научится чему-то непоправимому. Вот чего действительно следует опасаться!

 

 

— Вы не используете при обучении маты?

— Меня часто спрашивают, почему я не ставлю маты. Причина простая: если дети привыкнут к ним, то на выступлениях, куда маты с собой не возьмешь, у них появится страх. А страх – не попутчик канатоходца.

 

— Какова высота каната на выступлениях?

— 3,2 метра.

 

— Как научить детей не бояться такой высоты?

— Разницы нет, на какой высоте канат: 50 метров или 50 сантиметров. Разница в страхе человека: есть он или нет. Нужно сосредоточиться и забыть, что такое страх. Нужно быть уверенным в себе: «Я это могу! Я это сделаю!» Я убежден, что если человек любит своё дело и стремится к своей цели, преград для него не существует. А если суждено упасть, то случиться это может и на ровной дороге.

Вначале я сам иду по канату и показываю им, что это возможно. Потом действует правило трёх хлопков. Первый хлопок после того, как ученик пройдёт по канату с поддержкой; второй – после того, как он сам пройдет без чьей-либо помощи; а когда он исполнит какой-нибудь трюк – он получает третий хлопок. С этого момента можно считать, что у него началась дорога канатоходца.

Я детям всегда говорю: «Требования будут очень большие. Да, вы – дети, но вы должны вести себя как взрослые. Когда мы будем выступать в Махачкале – мы будем представлять свою школу; стоит нам поехать в какое-нибудь село – скажут: «Махачкала приехала»; стоит нам пересечь границу республики – скажут: «Дагестан приехал», а стоит нам выехать за пределы государства, о нас скажут: «Россия приехала», от вашего поведения будет зависеть, какую оценку они будут давать вашей родине.

 

 

— Кстати, о родине. Вас много раз приглашали на работу за границу. Не жалеете, что остались?

— Я не знаю, правильно ли я поступил… Иногда я думаю: «Почему я не уехал?» До сих пор от нашего государства я ничего не получил, даже кусок земли или однокомнатную квартиру. Если бы я уехал, то был бы обеспеченным человеком, условия для работы предлагали куда лучше. Но сейчас уже что жалеть? Наверно, где родился, там и пригодился. А родину не выбирают.

 

— Какие у вас планы на ближайшее будущее?

— Сейчас я хочу попасть на приём к новому главе Дагестана Владимиру Васильеву. Надеюсь, новый руководитель поддержит идею создания цирка в столице Дагестана. Если не цирка, то хотя бы цирковой школы или школы канатоходцев. Нельзя допустить, чтобы этот традиционный для нашего края вид искусства, уходящий корнями в глубины истории, исчез окончательно.

Асхабали Гаджиевич – не только педагог, но и великолепный цирковой артист. В завершение разговора он продемонстрировал нам несколько трюков и поделился тем, что с этими номерами сам в скором времени выступит в эфире Первого канала в программе «Старше всех».

 

 

Если вы хотите, чтобы ваш ребёнок также научился ходить по канату и выполнять завораживающие трюки – двери прославленной студии, в активе которой многочисленные победы на многих конкурсах и фестивалях, открыты для всех желающих. 

Связаться с коллективом студии канатоходцев «Пехлеван» можно по номеру +7 (928) 591-90-25, инстаграм @pekhlevan

 

Беседовал: Зиявутдин Гаджиахмедов

Фото: Султан Ширинбеков