Имя:
Email:
Сообщение:

Мы делимся с вами историями четырех удивительных, очень разных, но объединенных одной идеей девушек, которые идут к своей мечте вопреки недопониманию и даже критике. Знакомьтесь – Айза, Саля, Сакура и Зарина.

 

Творчество – это бунт. Так говорили столетие назад, и это правило остается истиной даже сегодня. Вряд ли в прошлом дагестанка могла позволить себе выбор такой смелой творческой профессии, как актриса или режиссер. Но не сегодня, когда мы менее скованы предрассудками и традиционным пониманием роли девушки и женщины на Кавказе.

В связи с этим огромный интерес у людей, в том числе и у нашей редакции, вызывают талантливые дагестанки, связавшие свою судьбу с творческими профессиями. Мы делимся с вами историями четырех удивительных, очень разных, но объединенных одной идеей девушек, которые идут к своей мечте вопреки недопониманию и даже критике. Это Айза, Саля, Сакура и Зарина, и мы считаем, что их пример достоин уважения.

 

 

С миром искусства я была знакома с детства, вместо обычных игр предпочитала проводить время с альбомом и красками, моим хобби было кататься на качелях, включать магнитофон на полную громкость и петь русскую эстраду. Я это обожала. (смеется)

Родители отдали меня для общего развития в художественную и музыкальную школу по классу фортепиано, которое я не очень любила. Ходила на такие секции, как плавание, танцы и еще кучу других кружков, но все это бросила. Только моя любовь к рисованию и музыке не угасала. И вот как-то раз мы с мамой проходили мимо музыкальной школы, я увидела в окне детский хор, и не знаю, что произошло в тот момент в моей голове, но я поняла - это то, чем я хочу заниматься, - я хочу петь! В этот же день мы пошли на прослушивание. Мне было 10 лет, когда я переступила порог класса по вокалу, сегодня мне 18, и сейчас я переступила порог факультета искусств уже университета. На тот момент я не знала, в каком стиле хочу петь, поэтому мой педагог решил это за меня, теперь я академическая вокалистка. Но я практикую также и эстрадный вокал, стараюсь развиваться в этом плане тоже. Кроме того, участвую во многих фестивалях, люблю перевоплощаться в различных персонажей, чувствовать себя в роли другого человека или даже не человека. (смеется) Так моя любовь к рисованию вылилась в увлечение гримом и косплей. Грубо говоря, с бумаги я перешла на тело.

Недавно я участвовала в конкурсе NYX Face Awards Russia 2017 и попала в топ-30, мне прислали множество призов и пригласили на финал конкурса, где я вдохновилась атмосферой и решила ещё раз участвовать в следующем году, чтобы теперь попасть в топ-6. Получается, я все еще занимаюсь косплеем, хоть и меньше, чем раньше.

Недавно на нашем факультете проходил конкурс красоты, на котором я создала свою группу и пела в живом исполнении на японском языке, это была моя давняя мечта, которая воплотилась в реальность.

Выпустившись из университета, я буду руководителем в сфере искусства, артистом-вокалистом. Если честно, выступать на публике в качестве певицы я не очень люблю, потому что вокал и музыка для меня это что-то личное, некая медитация, и я не люблю, когда кто-то это оценивает. Поэтому я не воспринимаю всерьез конкурсы, мне больше нравится выступать на концертах перед обычными людьми. Ещё, как я уже говорила, люблю работать с гримом. Не знаю, кем я буду в будущем, просто стараюсь развиваться в этих двух направлениях и жить одним днем. Определенной мечты у меня нет, но точно знаю, что хотела бы связать свое творчество с индустрией моды.

 

 

Раньше я не замечала критики в свой адрес, хотя сталкиваюсь с ней еще со школьных лет, когда не хотела носить форму, шила что-то необычное в ателье, экспериментировала и получала неодобрение со стороны руководства школы и сверстников. Меня это не обижало, я будто жила в своем мирке и даже этого не замечала. Конечно, я знаю, что обо мне говорили за спиной, но не обращала на это внимание и даже не помню тех людей. Сейчас меня активно обсуждают в интернете, есть немало хейтеров, которые не поленились и посвятили целых две темы на форуме, где обсуждают меня. Но я это игнорирую, мы с друзьями стараемся относиться ко всему с юмором, а родители просят не обращать на это внимания. Со стороны родственников и моих друзей со школы, из которой я выпустилась, критики никогда не было. Семья всегда меня поддерживала, мне никогда не говорили «нет» в вопросе самовыражения, творчества и развития. Я считаю самовыражение смыслом своей жизни.

 

 

 

 

Всё своё отрочество я металась в выборе профессии. Была активной до боли в мышцах девочкой. Занималась пением, танцами, рисованием и даже спортом. Желание стать актрисой не покидало меня, но казалось несбыточным. Поэтому после окончания 11 класса я подала документы на художественный, филологический и факультет музыки в разных университетах. Одно я знала точно, что являюсь человеком творческим, но и это не облегчило мне выбора. Поучившись год на музыкальном и два года на факультете журналистики, я понимала, что, несмотря на вполне приемлемый в Дагестане поток знаний, я тут работать не смогу. Разговоров об уходе с журналистики я не заводила, просто забрала документы и поставила перед фактом родных и друзей.

Для того, чтобы меня отпустили одну в Москву, мне пришлось год "мариновать" родных и оправдывать своё предпочтение: "Профессия артиста театра и кино – возможность примерить множество образов, а это, как вы знаете, самое мое любимое занятие!" Использовала даже всякие мудрые изречения для окраски: "Лучше сделать и раскаяться, чем не сделать и жалеть всю оставшуюся жизнь." В итоге у меня получилось переубедить их, и лёд всех предубеждений треснул.

 

 

Пожив год в чужом городе, окунувшись в творческую среду по уши, я поняла, что, по большому счёту, ничегошеньки не знаю об этой профессии. Занимаясь с опытными артистами, мне удалось избавиться от самого главного своего врага – волнения. Но и этого было недостаточно для поступления. Всё же надежда умирает последней. А страх поддаться житейскому сознанию, не оставив даже малейшей курьёзной заначки, предаться обсуждению обиходных тем, обнаружив свою никчемность, то и дело подогревали интерес к цели.

Альтернатива в случае провала – путешествия и рисование. Уж это мне не надоест.

 

 

 

 

Моя мама раньше танцевала индийские танцы и лезгинку, была всегда довольно творческим человеком, думаю, я пошла в нее. Родители полностью поддерживают меня в том, чем я занимаюсь: «Выступай, езжай, куда тебе хочется, и делай, что считаешь нужным». В детстве я мечтала быть моделью, балериной, танцовщицей, но об актёрстве даже не думала. Сначала поступила в художественное училище, рисовала с удовольствием, правда, потом поняла, что это не мое призвание, и перевелась на актерское отделение. Оказалось, что есть такое направление на факультете культуры в ДГУ. До поступления я даже не знала, что существует такой факультет и такое направление в Дагестане, рассказала мне об этом подруга. Я поступала трижды, два раза меня не брали из-за низких баллов по ЕГЭ. На втором курсе своего обучения я уехала в Питер, хотела поступить там, но не смогла в силу возраста, им нужны были студенты до 20 лет, а мне на тот момент было уже 23 года.

Мне писали и пишут очень много негативного, много неприятных слов, в особенности парни. Кому-то из них кажется, что я танцую «нехорошие танцы». Хотя им нравится на это смотреть, но в то же время они меня осуждают. А я смотрю на это так: они мне завидуют. (смеется)

Однажды я посмотрела аниме, в котором была героиня, похожая на меня во всем, даже внешне - такая же рыжеволосая и сумасшедшая. В тот момент я разъезжала по России, и имя Сакинат никто не мог запомнить. А Сакуру из Дагестана уже точно никто не забудет.

 

 

На данный момент у меня есть актерский опыт, я многому научилась. Есть теория, но практики не хватает. Потому что сыграть один спектакль и показать его шесть раз – это не показатель. Я не ограничиваюсь одним жанром. Из актрис в профессиональном плане хотела бы быть похожей на Ирину Горбачеву. Правда среди публики она известна больше как блогер и вайнер, нежели актриса. Скарлетт Йоханссон тоже одна из моих любимых актрис.

Сейчас я с уверенностью могу сказать, что на факультете культуры ДГУ в родном Дагестане обучение актерскому мастерству на высоком уровне, главное, действительно этого сильно хотеть. У меня есть планы на будущее и конкретная цель в профессиональном росте, но пока говорить об этом мне не хочется. Думаю, вы скоро сами все увидите.

 

 

 

 

Я хотела быть певицей, о профессии актрисы даже не думала, да и живя в Дагестане, я считала это невозможным. С малых лет родители водили нас с сестрой на всевозможные кружки, хотя цели вырастить из нас "звезд" у них не было. Папа наоборот старался этого избегать, и по мере того, как мы взрослели, хотел, чтобы мы были менее публичными людьми. Было даже такое, что когда мы занимались вокалом каждый день после школы, мама выгораживала нас, говоря, что мы на дополнительных занятиях по математике. Настолько он был против.

Сначала я пела в школе, позже на одном из районных праздников меня заметила преподаватель по вокалу Светлана Николаевна и пригласила нас с сестрой к себе. Затем с нашей мамой связалась творческая группа «Креатив», они занимались организацией детских праздников. Мы прошли собеседование, но мама отметила, что нам важнее учёба – тогда я училась в 10 классе. Помню, как мы выступали на открытии ТЦ «7 континент», где я заработала свою первую тысячу рублей, с этого все и началось. На новый год сыграла Снегурочку, в течение года всевозможных персонажей от клоуна до принцессы, а в 11 классе мне сказали: «Давай, поступай в театральный вуз, у тебя получится!» Разумеется, я посмеялась над этим предложением, потому что на тот момент рассматривала для поступления такие факультеты, как экономический и юридический.

Как сейчас помню, мы ехали в машине с семьей и стали обсуждать, что в Дагестане есть поддержка для поступающих в театральные вузы от Министерства культуры, просто об этом мало кто знает. Оказалось, что есть возможность выбить целевое направление в хороший театральный вуз Москвы. Моей мыслью было: «Да нет, что вы! Мама и папа не отпустят». Так, я и готовилась дальше с репетиторами к поступлению на юрфак, но позже у нас опять состоялся этот разговор, мы просто сели и поговорили с мамой. «Мам, у тебя была мечта, тебя ее лишили. Ты ведь сожалеешь об этом? Вот и у меня мечта есть, дай мне ее осуществить». Мама выслушала меня и поддержала, но было решено, что я не брошу репетиторство и все равно буду готовиться к поступлению на юрфак. Было место во МГУКИ, он считается не самым лучшим вузом, но мне, если честно, было все равно, лишь бы уехать в Москву. Была, грубо говоря, цель «сделать ноги». Поэтому я забила на подготовку к юрфаку, начала разучивать стихи, песни и готовиться к ЕГЭ по литературе. Помогала мне только мама, потому что папа это все также не воспринимал всерьез.

Когда выяснилось, что мне выбили место во ВГИКе, я даже не знала, что этот вуз лучший по кинематографии. Я ходила на факультет культуры ДГУ к очень сильному педагогу по актерскому мастерству Изумруд Шихабудиновне, которая готовила меня к вступительному испытанию. Мы учили басни, стихи и выбирали программу. Несмотря на протест, папа все-таки отпустил меня в Москву, хотя родители очень часто ссорились на этой почве. Оказывается, в театральных вузах поступление начинается еще с марта, я не знала этого и приехала на последний из возможных экзаменов. Прочла три строчки басни Крылова, после чего меня перебил мастер, принимающий экзамен. Он начал со мной разговаривать, шутить, задавать вопросы, оказался очень хорошим человеком, и все закончилось тем, что я станцевала ему свадебную лезгинку. (смеется) Когда я вышла с экзамена, то была уверена, что не поступила, но после всех переживаний и опасений я все-таки услышала заветное: «Вы поступили!» Точнее, это прозвучало от моего мастера так: «Что же я буду делать с вами четыре года?» Мама, встретив меня в коридоре, разрыдалась, потому что подумала, что я не поступила и поэтому тоже плачу. Никто не верил в это, и я сама тоже, но это случилось. Мы сразу пошли отмечать с группой, делать памятные фото, все были просто вне себя от счастья. И вот я учусь на режиссерском факультете в актерско-режиссерской мастерской, то есть у меня будет диплом режиссерского факультета с актерским направлением.

На нашем курсе учатся ребята из самых разных стран и регионов страны, поэтому на первом занятии Соловьев (кинорежиссер, народный артист РФ и руководитель мастерской, в которой учится Зарина., примечание редакции) сказал, что он не хочет слышать или знать о том, что кто-то из нас говорит о национальной принадлежности, политике или религии. Поэтому у меня никогда не было проблем с тем, что я из Дагестана, никогда не чувствовала снисходительного отношения к себе. От этих слов мне стало тепло на душе.

 

 

На тот момент у меня уже была достаточно большая аудитория в инстаграме, многие люди писали поздравления, а кто-то говорил: «Никому не рассказывай, что ты аварка, не позорь нацию» и тому подобное. Но я же знаю, что как только выходцы из нашей республики где-то «засветятся», так народ сразу начинает этим кичиться и искать родственные связи. Это такое вот двуличие, поэтому я не принимаю подобные слова близко к сердцу.

У меня были кинопробы на хорошей киностудии в Москве, и я задала режиссеру вопрос: «Будет ли в сцене что-то непристойное?», но дело в том, что понятие о непристойном у нас разное, сами понимаете. На этом мы и разошлись. Меня звали сниматься в короткометражки, но опять-таки, прочитав сценарий, я понимала, что не могу это сыграть. Была даже очень безобидная роль, но в какой-то момент мою героиню в шутку назвали «ночной бабочкой», и только из-за этой реплики мне пришлось отказаться. Поэтому я часто сижу без работы в Москве, стою на своих принципах. Если бы я попала в кино, мне бы хотелось сниматься в хороших военных драмах, интерес к этому жанру у меня еще с детства. Но сейчас появилось желание вести телепередачу «Спокойной ночи, малыши». Эта идея зародилась во мне года два назад, когда я поступала, просто потому что это очень безобидное пространство, в «Креативе» я тоже работала с детьми и мне это нравилось. 

Если говорить о примерах для меня в профессии, то это Чулпан Хаматова, которую на съемках буквально откачивают и приводят в себя нашатырным спиртом. Настолько она отдает свои силы профессии и благотворительной деятельности.

Мама всегда говорит: «Тебе надо найти своего режиссера», но я не питаю иллюзий по этому поводу. Кто-то говорит: «Зарина, зачем ты теряешь возможности? Ты представляешь не себя, а входишь в роль». Эго человека, который любит внимание, никуда не денется. Мне хочется быть публичным человеком, хотя я иногда очень об этом жалею, даже инстаграм хочется порой просто удалить. Мои одногруппники смеются по-доброму над этой медийностью и стараются меня подбадривать. 

 

 

Материал подготовила: Асиль Бекиева

Фото: Султан Ширинбеков