Имя:
Email:
Сообщение:

В начале февраля в России отмечали День науки, и наша редакция решила узнать, есть ли в республике те, кто занимается современными технологиями. Сегодня мы расскажем о двух дагестанских разработчиках.

 

Уровень развития науки – немаловажный показатель, который определяет мощность государства, его силу, имидж, статус. Наука – это огромная область человеческой деятельности, которая включает в себя бесчисленное количество отраслей. Однако сегодня поступательное движение науки уже сложно представить без техники и технологий. В начале февраля в России отмечали День науки, и наша редакция решила узнать, есть ли в Дагестане те, кто занимается современными технологиями. Сегодня мы расскажем о двух дагестанских разработчиках, чья практическая деятельность тесно переплетается с наукой.

 

 

Резидент бизнес-инкубатора «ПЕРИ Инновации» Магомед Штанчаев является одним из соучредителей компании «Домалогика», которая специализируется на разработке умных технологий. Новый проект этой компании «Свежая вода» впервые в Дагестане позволяет любому желающему купить долю бизнеса и получать часть его прибыли. Но об этом чуть позже.

 

— Вы по образованию инженер. Когда началось ваше увлечение технологиями?

— Увлечение началось ещё в детстве. Я учился в махачкалинском физико-техническом лицее, и никаких сомнений не было, что после этого я поступлю в Политех [ДГТУ]. Вообще, я за компьютерами с 10 лет. В Интернет впервые зашёл ещё в 96-м году, когда в ЦУМе, на 4-м этаже, стоял один компьютер, через который за деньги можно было выйти в Сеть. Там же находилась толстая книга «Жёлтые страницы», на которой был список сайтов, существовавших на тот момент в мире. Тогда и зародился интерес к компьютерам.

Пока учился в лицее, в 13 лет – это был 93-й год – я работал в одном из банков, естественно, неофициально. Был компьютерщиком, так это тогда называли. Занимался распечаткой документов, визиток и всем тем, что касалось компьютеров. Их тогда было не очень много, и мало кто умел на них работать. При этом первый компьютер я купил себе только в 27 лет.

 

В 2015 году наш собеседник затеял ремонт, и решил установить у себя дома систему «Умный дом», которая представляет собой автоматизацию всех инженерных систем для жилых помещений: электрика, водоснабжение, газоснабжение, климат (отопление, кондиционирование, вентиляция) и прочее. «На этой теме я и познакомился со своим нынешним партнёром Хасаем Юсупановым. С первой же встречи стало понятно, что мы говорим на одном языке», — вспоминает Магомед Штанчаев. Знакомство переросло в компанию, которая сегодня насчитывает уже 30 человек.

За почти трёхлетнюю историю компания разработала продукцию в различных областях передовых технологий. Однако сейчас, как признаётся собеседник, команда преимущественно сфокусировалась на проекте «Свежая вода», который предполагает развитие сети автоматов собственного производства по продаже очищённой воды.

 

 

— На выходе мы получаем чистую воду. Что этому предшествует?

— Водомат на месте его установки подключается к системе водоснабжения. Внутри аппарата имеется фильтрационная система, которая производит очистку воды. Часть аппаратов будет установлена на улицах и во дворах многоквартирных домов, другая – в заведениях общепита, медицинских организациях, учреждениях, офисах и т.п.

 

— Сколько аппаратов уже установлено?

— Установлено 15 по городу и один в кофейне. К концу года мы планируем установить минимум 150 водоматов.

 

— Только в Махачкале?

— Пока да, но планы у нас грандиозные. Мы планируем развиваться, и к нашим аппаратам уже есть интерес из городов России и даже из других стран. Сейчас на очереди Кизляр.

 

 

— Цена воды?

— Четыре рубля за литр. Кстати, купить воду можно не только за наличные деньги, но и через наш Telegram-бот, который является платёжным инструментом.

Как было сказано выше, данный проект примечателен тем, что впервые в Дагестане запущена продажа токенов – долей бизнеса. От более привычного для обывательского слуха слова «акции» токены отличаются тем, что они не дают право управления. Наличие токенов позволяет его владельцу получать часть прибыли, которая пропорциональна сумме, затраченной на их приобретение.

 

— Расскажите, что на практике собой представляют токены?

— Представим, что есть один водомат, условно разделим его на 100 частей и одну из этих частей назовём токеном. А теперь представим себе сеть в сто аппаратов — это уже 10 000 токенов, и такая сеть – уже бизнес. Всякий бизнес имеет стоимость, соответственно, каждый токен тоже обладает ценой. При этом если бизнес приносит прибыль, соответственно, то от каждого токена будут поступать дивиденды.

По этой логике мы привязали токены к водоматам, причём как к уличным, так и ко всем остальным. Таким образом, мы нивелировали риски, разделив рынки, получается, что инвестор вкладывается и в один рынок, и в другой. Если с каким-то рынком случится некое проседание, скажем, сезонное, то его компенсирует второй рынок.

 

— Через какой период, по вашим прогнозам, я могу рассчитывать на то, что, как минимум, верну вложенные средства?

— Что касается стоимости токенов, то по нашим довольно-таки скромным прогнозам, в трёхлетней перспективе цена возрастёт в 3-7 раз. Сейчас один токен стоит 3000 рублей.

А если говорить о доходности, то по оптимальным прогнозам, мы рассчитываем выйти на 100-150% через 2,5-3 года. К концу же 2018 года мы прогнозируем прибыль в районе 40%, то есть на 100 вложенных рублей к концу текущего года будет заработано около 40. При этом токены остаются в собственности, они подросли в цене, и, при желании, владелец может их продать на внутренней бирже либо третьему лицу.

 

 

— Как я узнаю, что меня не обманывают и платят всю мою долю?

— Понятное дело, чтобы такой бизнес существовал, должно быть доверие, а оно появляется когда есть прозрачность доходов. Для этого проект «Свежая вода» отделился от «Домалогика», и теперь это отдельная компания.

Мы стараемся, чтобы вся финансовая политика велась открыто, чтобы все видели, какие у нас доходы и расходы. Через Telegram-бот все владельцы токенов в онлайн режиме смогут получать финансовые отчёты, отслеживать состояние сети, следить за всеми операциями, которые проводятся с водоматами. Кроме того, в конце каждого квартала на электронную почту владельцев токенов будет отправляться полный подробный отчёт, который будет формироваться автоматически.

 

К моменту выхода нашего интервью на территории «ПЕРИ Инновации» состоялась презентация проекта «Свежая вода» в формате бизнес-кофе, куда были приглашены бизнесмены и предприниматели, готовые стать соинвесторами проекта. Компания планирует расширяться за счёт привлечения финансов от широкого круга микроинвесторов, на данный момент на продажу выставлены 5 000 токенов. Если вы верите в перспективность проекта, то можете стать его совладельцем. А мы едем дальше.

 

 

 

Ещё один резидент «ПЕРИ Инновации» Расул Кишов родился в семье даргинцев, но жил за пределами Дагестана – в Грозном. Когда началась война, семья шестилетнего Расула вернулась на малую Родину. «В школе я был типичным ботаником в классическом представлении, разве что без очков. Главное, мне всегда очень нравился процесс обучения, я и сейчас очень люблю учиться» — признавался Кишов ещё два года назад.

 

— Расскажи, когда ты впервые заинтересовался электроникой?

— Я, как и все дети, любил видеоигры. Помню, как восторгался тем, что в одной маленькой штучке (кассете) записана целая игра, и она каким-то образом играется. Целый мир, помещённый в один картридж — для меня это было невероятной магией.

По-настоящему электроникой я начал заниматься уже в университете. Когда пришло время поступать в ВУЗ, одним из вариантов для меня было пойти по стопам многих моих родственников и стать врачом. Но я считал это слишком ответственным делом, и решил стать радиотехником. Я смутно представлял себе всё это, просто взял и поступил в ДГТУ.

 

 

— В одном из видео ты говорил о своём наставнике, который сыграл большую роль в твоём обучении.

— Да. Губа Александр Вениаминович – самый сильный из преподавателей, которого я могу считать своим вторым отцом, благодаря этому человеку я увлёкся электроникой и занимаюсь этим профессионально. В какой-то момент я осознал, что мне не хватает знаний, что университетского образования недостаточно, и понял, что единственный человек, который меня чему-то научит – это Александр Вениаминович. Я не ошибся. Он чувствовал, что меня увлекает эта тематика, и с огромным удовольствием помогал мне.

Александр Вениаминович устроил меня техником (помощником) в свою лабораторию. Я выступал в качестве человека, который разрабатывал для него программное обеспечение. Научился там очень многому, работал в сумасшедшем темпе и чувствовал колоссальный рост. Я очень желаю, что началось у меня это всё только в 22 года, потому что если бы я в таком ритме работал с 15-18 лет, то сейчас, наверно, был бы где-нибудь в Кремниевой долине.

 

«Кремниевая долина» — юго-западная часть Сан-Франциско, штат Калифорния, отличающаяся большой плотностью высокотехнологических компаний, связанных с разработкой и производством компьютеров и их составляющих.

 

— Что было первым твоим «детищем»?

— Как правило, если устройство более или менее сложное, его не создаёт один человек. Я занимался программным обеспечением, и первым аппаратом, который мы спроектировали вместе с Александром Вениаминовичем, стала бегущая строка. Их на тот момент в Махачкале практически не было, разве что в отделениях банков. Мы создали полноценное устройство, которое можно было даже продать, но у него было другое назначение – он использовался в качестве лабораторного оборудования для студентов, на котором они могли учиться.

 

Первым инновационным продуктом тогда уже старшего преподавателя ДГТУ Расула Кишова, который нашёл отклик в СМИ и был «вынесен» в люди в начале 2016 года, был игровой автомат «Робосхватка». Устройство представляло собой игровой стол с трамплинами и две машины, управляемые с помощью джойстика. Задача игрока – перевернуть робота соперника максимальное количество раз за отведённое время.

 

 

— Расскажи, как «Робосхватка» трансформировалась в «Rambot»?

— Проект «Робосхватка» был создан как прототип с минимальной затратой ресурсов для проверки рентабельности идеи – будет она приносить деньги или нет. Детям вроде нравилось, и мы с командой (Руслан Темирханов, Амир Шабанов) решили пойти дальше и усовершенствовать игру, и так вскоре появился «Rambot». Теперь боевые роботы могли не просто переворачивать оппонента, но и стрелять друг в друга. На столе расположены специальные пункты, пройдя которые можно получить один из трёх видов оружия: ракету, молнию и заморозки. При их попадании происходят разные эффекты.

Он до сих пор стоит в детском развлекательном клубе «Сити», в него можно поиграть, но, надо признать, что мы допустили достаточно много ошибок при его разработке. Устройство оказалось неготовым к агрессивным условиям эксплуатации: быстро портятся джойстики – дети, когда играют, слишком сильно дёргают по сторонам и отрывают провода; у машинок часто двигатели выходят из строя, потому что дети берут их в руки и начинают ими двигать без джойстика, что приводит к очень нехорошим последствиям. Но самая большая проблема состояла в том, что они не понимали принцип игры, ведь нужно подбирать оружие, стрелять в машину соперника. А они просто катались.

В финансовом плане игровой аппарат себя не оправдал, и мы решили, что масштабировать его было бы неправильно.

 

— Ты ведь сейчас работаешь над новым проектом. Расскажи о нём.

— Я рассказал моему другу Насруле Насрулаеву о том, что случилось с Rambot’ом, он послушал и сказал: «А зачем ты сделал такую непонятную игру? Сделай футбол». В итоге сейчас мы делаем гораздо более понятную игру. Есть зелёное поле, ворота, лунка, мячик по центру, и всем понятно, что нужно делать – загнать мяч в лунку, управляя машинкой. После игры они едут на зарядную станцию.

Аппарат, в принципе, завершён, осталось заняться внешним оформлением стола. Мы стараемся не допустить все предыдущие ошибки. Так, сейчас вместо джойстиков появятся специальные кнопки, которые должны выдерживать агрессивное воздействие детей.

 

 

— Где и когда он будет установлен?

— Надеюсь, что уже в конце этого месяца. Мы ещё не решили, где будет установлен, потому что желающих немало, и мы ищем самый выгодный вариант.

 

— Ты преподавал в ДГТУ и вёл в «Пери» курсы по робототехнике. Продолжаешь этим заниматься?

— Нет, я ушёл из университета ещё в прошлом году, курсы сейчас не веду, но я по-прежнему открыт для всех людей, которым это интересно. Ко мне часто обращаются студенты и просто те, кто интересуется робототехникой. Я всегда с удовольствием помогаю всем, у кого есть конкретные вопросы.

 

Узнать больше о проекте Расула Кишова Rambot можно по ссылке тут.

 

 

Материал подготовил: Зиявутдин Гаджиахмедов

Фото: Султан Ширинбеков