Имя:
Email:
Сообщение:

Ко дню психологов выпускаем очередную статью из рубрики «Интервью с профессионалами нашего города». Для всех, кто интересуется данной темой, мечтает работать в этой области или только находится в начале пути к ней, наша статья поможет увидеть профессию психолога изнутри.

 

За последние несколько лет психология стала активно развиваться, появляются специалисты по отдельно взятым направлениям, а люди начинают понимать и принимать истинное предназначение данной профессии и уже не боятся обратиться к профессионалу, чтобы разрешить личные проблемы.
В доказательство этому можно привести слова из нашего весеннего интервью с одним из ведущих психологов республики — Арсеном Набиевичем Джабраиловым: 

 

Арсен Джабраилов
Психолог, преподаватель факультета психологии и философии ДГУ

 

«В нашей культуре, в целом по России, да и в Советском Союзе не было психологии как таковой. Это совсем молодая наука, которая развивается всего лишь 30 лет после большого застоя в советский период. В дореволюционное и послереволюционное время, а точнее сто лет назад, у нас была очень сильная школа психологии и выдающиеся специалисты, физиологи, ставшие на сегодняшнее время крупнейшими специалистами. Их называют элитой психологии и психофизиологии. А потом это все было прикрыто самой властью как нечто ненадобное, чуждое и буржуазное. Все, что касалось фрейдизма и бихевиоризма, воспринималось как несвойственное советскому человеку. «Советские люди не болеют, у них нет психических заболеваний». Очень сильно, например, запустили детскую психиатрию, потому что «Советские дети болеть не могут, это счастливые дети. А вот буржуазные дети болеют, потому что они сытые». Была вот такая идеология. Кроме того, у нас довольно сильное влияние института семьи – он имеет большое значение, все проблемы, большие и мелкие, решаются в семье.

 

 

До этого еще существовали такие организации, как октябрятская группа, пионерская, комсомольская и партийная дружина. Был период, когда жены могли писать письма в профсоюзную организацию по месту работы своих супругов с жалобой на то, что, например, он употребляет спиртные напитки, плохо себя ведет, недостойно обращается с членами семьи. Это была целая система воздействия и взаимодействия.

Потом, когда психология стала развиваться, появилось две крайности: с одной стороны эта наука получила свое развитие, с другой — все кинулись в бизнес и совершенно не свойственные им товарно-денежные отношения. Тогда людям было непонятно, как это все делается, в принципе, как и сейчас. Стало появляться большое количество стрессовых расстройств — невротических, психических, усугубились игровая, алкогольная и наркотическая зависимости. Появилась необходимость, чтобы кто-то начал решать эти вопросы. Сегодня количество людей, обращающихся к нам за помощью, не только растет, но и качественно меняется. Люди стали лучше понимать, зачем они идут к психологу, они сами выбирают специалиста, более четко формулируют вопросы, которые задают, более точно ставят задачу перед нами. Это не может не радовать. Тем более что на сегодняшний день уже выросла целая прослойка общества, которая знает, кто такой психолог, с самого детского сада. Это люди, которым сейчас в пределах 25-35 лет. У них уже есть маленькие дети, с которыми они приходят. То есть потихоньку это набирает обороты. Потому могу сказать, что в нашем обществе прослеживается позитивная динамика в плане качественного подхода и осознания роли психолога».

 

 

Зарема Вагабова
Перинатальный и репродуктивный психолог, психолог в сфере детско-родительских отношений

 

— Как и почему вы решили стать психологом?

— Помню, как в девятом классе решила стать юристом, а точнее адвокатом — защитником слабых и несправедливо обвиненных. Как в голливудских фильмах, после просмотра которых, собственно, это решение и пришло. Намного позже я дошла до мысли, что адвокаты защищают абсолютно разных людей, среди которых могут быть и справедливо обвиняемые. Уже в одиннадцатом классе, проведя «социальный опрос» среди сверстников и взрослых, я сделала вывод, что наш город состоит сплошь из юристов, экономистов и медиков. А вот психология – что-то новенькое и не совсем понятное. Романтика адвокатской деятельности меня не отпускала, но любопытство взяло свое, и я решила поступить на два факультета. Мой юный мозг рисовал прекрасную картину успешного юриста с психологическим образованием. Так случилось, что экзамены на факультет психологии состоялись раньше, и это стало решающим фактором, так как получив позитивный результат, я испытала такую усталость напряжения от подготовки и сдачи всех экзаменов, что решила — с меня на этот год хватит, я хочу каникул! Чутье не подвело. Я рада, что в свои шестнадцать сделала именно этот выбор.

Сейчас я влюблена в свою профессию, готова посвящать этому свое время, вкладываться в дополнительное образование, супервизии и собственную терапию. Когда я задавалась вопросом о призвании, о том, что можно считать точкой отсчета, в памяти всплыли воспоминания, как я в четыре года в детском саду адаптировала новеньких в группе: успокаивала их и рассказывала, что за ними обязательно придут родители, держала их за руку и знакомила с пространством. Это такой краткий ответ на вопрос «почему?». Хочется дописать: «Психологи поймут». Все мы родом из детства. В эту профессию просто так не приходят. Как говорил уважаемый Серго Отарович Чипашвилли на «Введении в профессию», тут большая часть пришла решать свои психологические проблемы. К слову, до поступления на факультет не думала, что они у меня есть. 

 

— По какой области психологии специализируетесь?

— Я перинатальный и репродуктивный психолог и психолог в сфере детско-родительских отношений. 
Перинатальная психология охватывает период беременности, начиная с трех месяцев до зачатия и даже раньше, когда у родителей только формируется представление о ребенке, и до конца третьего года его жизни. Репродуктивная психология занимается психологическими аспектами нарушения репродуктивного здоровья человека. Я работаю с подготовкой и планированием беременности, беременными парами, бесплодием, подготовкой и сопровождением к процедурам ВРТ (ЭКО), психосоматикой репродуктивной сферы, невынашиванием и угрозами беременности,  подготовкой к родам и послеродовому периоду, послеродовыми состояниями и депрессией, перинатальными потерями. Занимаюсь коррекцией детско-родительских отношений (от рождения), детской психосоматикой, невротическими состояниями у детей. По факту же, помимо вышеперечисленного, приходят с разными запросами. Например, проблемы в семейных и созависимых отношениях, проблемы самооценки, проблемы в сексуальной сфере мужчин и женщин, панические атаки и нарушение сна.

 

— Какими качествами, по-вашему, должен обладать психолог? 

— Первое, что вспомнилось, это три условия успешной терапии, которые выделял Карл Роджерс: искренность (конгруэнтность), безусловное положительное отношение и эмпатия. Добавлю еще — доверие клиенту, то есть вера в его способность и возможность самостоятельно справиться со своей проблемой. 

 

 

— С какими проблемами чаще всего обращаются клиенты?

— Сейчас часто обращаются с проблемами бесплодия (сюда же относится психологическая подготовка и сопровождение ВРТ и ЭКО), невынашивания и угрозами беременности, рисками преждевременных родов («донашивали» до оптимальных сроков для родоразрешения), со страхами родов, с послеродовыми состояниями и депрессиями, перинатальными потерями и потерями детей разных возрастов. Половина запросов бывает про детей от грудного возраста и старше, про родительские тревоги, связанные с разными аспектами: нарушения сна, питания, капризы, возрастные кризисы, адаптация к саду, частые болезни. Я работаю в связке с врачами (акушерами-гинекологами, репродуктологами, педиатрами и др.) и замечаю, что комплексный подход гораздо эффективнее.

Следующая группа запросов — про семейные проблемы, насилие в семье, сексуальные проблемы, панические атаки, состояние апатии, потребность изменить что-то в жизни, а иногда человеку требуется просто сверка с собой и сонастройка «внутреннего компаса», что все в порядке и движется он в нужном направлении. 

 

— Что помогает вам не принимать близко к сердцу чужие проблемы, а относиться к этому именно как к работе? И где черпаете силы и мотивацию работать дальше?

— Силы восстанавливаю отдыхом и тем, что приносит мне ресурс. Когда нужно прийти в себя быстро, использую техники на восстановление. Поскольку я человек, любящий свою профессию, мотивация на работу у меня сама по себе высокая, я получаю удовольствие от нее, мне интересно этим заниматься и постоянно повышать свой профессиональный уровень. Я участвую в семинарах, конференциях, групповых и личных супервизиях, прохожу личную терапию. Это все и помогает оставаться в профессиональной позиции в процессе консультации. Тем более нас научили оберегать психологические границы как клиента, так и свои, и не заниматься спасательством, а двигаться в скорости клиента и доверять ему. 

 

— Какие можете выделить особенности развития психологии в Дагестане? Каким видите ее будущее?

— Психология у нас постепенно набирает популярность среди населения. Растет психологическая грамотность. Люди стали более информированы об этой профессии, стали чаще обращаться за помощью к психологам и понимать пользу и перспективы совместной работы.

Заметно увеличилось количество привозимых специалистов с мастер-классами, обучающими программами, тренингами. У нынешних студентов психологических факультетов появилось больше возможностей получить качественное образование и практические навыки консультирования.  Считаю, что в принципе у психологии есть будущее, востребованность в специалистах есть и будет расти. А порой, становясь случайным свидетелем на улице фраз родителей, брошенных в сторону ребенка, я понимаю, что работа у нас будет всегда.
 

 

Жупара Букина
Психолог, дефектолог, руководитель детского развивающего центра «Домик»

 

— Как и почему вы решили стать психологом?

— Изначально в школьные годы я хотела стать экономистом и работать в сфере управления, так как в школе мне нравилось заниматься организацией, состоять в интеллектуальных кружках, планировать, просчитывать плюсы и минусы того или иного мероприятия. Я становилась призером конкурсов среди лучших спикеров, активно участвовала в городских школьных дебатах, была призером городских и областных олимпиад. Но родители настаивали на медицинском или педагогическом образовании для меня, так как сами ими были (папа — санитарный врач, а мама психоневролог) и очень хотели отправить меня на учебу в столицу. В 2003 году я окончила школу с золотой медалью, прошла конкурс среди выпускников и поступила в Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена в Санкт-Петербурге.

Получив степень бакалавра психолого-педагогического образования, я решила продолжить образование и поступила в магистратуру по направлению «Психолого-педагогическая реабилитация детей с ограниченными возможностями развития». Помимо общей, детской, возрастной психологии, я углублённо черпала знания в области нейрофизиологии, патопсихологии, неврологии и дефектологии. На этом мое желание учиться привело меня в США, где я прошла стажировки по детской, специальной психологии на базе Колумбийского университета в Нью-Йорке и психоневрологического госпиталя в городе Эшвиль, штат Северная Каролина.

Закончив магистратуру в Петербурге, я поступила далее в аспирантуру, и меня пригласили работать со студентами на кафедре университета и в детском образовательном учреждении города. 

 

— По какой области психологии специализируетесь?

— Я прошла специализацию по семейному консультированию. На сегодняшний день работаю с детьми-подростками с нормальным развитием и с детьми с ограниченными возможностями здоровья (ЗРР, ЗПР, аутизм, ДЦП, УО и т.д.), а также с родителями (в частности с женщинами по семейной психотерапии) в детском центре развития «Домик». 

 

— Какими качествами, по-вашему, должен обладать психолог?

— В первую очередь психолог должен понимать себя и свои потребности. Трудно быть в личностном плане одним, а в профессиональной деятельности совершенно другим. Поэтому большое значение для практического психолога имеет его духовная составляющая. По сути вся наша жизнь - это наша структура мышления, образ жизни и бесконечный духовный поиск! Невозможно понять внутренние переживания человека, обладая лишь научными знаниями, коммуникативными навыками, хотя первое не отрицает последнее. Умение понимать других людей и психологически корректно воздействовать на них происходит лишь на базе духовного пласта (искренность, принятие без остатка, толерантность, любовь, доброжелательность, сопереживание (эмпатия))!

 

— С какими проблемами чаще всего обращаются клиенты? 

— Это проблема детско-родительских отношений. 

 

 

— Что помогает вам не принимать близко к сердцу чужие проблемы, а относиться к этому именно как к работе? И где черпаете силы и мотивацию работать дальше?

— Мне нравится, когда клиенты восстанавливают свою целостность и начинают лучше понимать себя. Перед некоторыми жизненными сложностями, а особенно в проблемах построения гармоничных отношений с ребёнком, взрослые люди иногда чувствуют себя маленькими мальчиками и девочками, беспомощными и растерянными, начинают поступать странно и нелогично. И тогда мне кажется важным помочь им отыскать опору и найти ресурс для того, чтобы решить свои проблемы. Так тогда люди на глазах преображаются, становятся вдруг взрослыми. Внутри них что-то щелкает, и они уже знают, как справиться со своими невзгодами. Я очень люблю смотреть на этот момент переключения. Структура личности не меняется, а меняется лишь реакция на ситуацию. Человек может начать делать другие выборы, и это сильно меняет жизнь. Этим мне нравится моя профессиональная деятельность, так я наполняюсь и двигаюсь вперёд! Первые годы своей практики я переживала и проживала все изнутри. А сейчас я твёрдо убеждена, что жизнь прекрасна и любая трудность, постигшая человека - это возможность сделать её лучше во блага себя и своей семьи! 

Несмотря на большой поток клиентов и посетителей, я в первую очередь забочусь о себе. Так как прежде всего я женщина, которая должна любить себя и быть любимой, на что у меня строго организована и расписана вся неделя наперёд. И конечно же, люблю долгожданные выходные, которые я полностью посвящаю своей семье. 

 

— Какие можете выделить особенности развития психологии в Дагестане? Каким видите ее будущее?

— Я полюбила Дагестан всем сердцем. Мне нравится здесь все: природа, климат, а главное, люди, которые здесь живут. Я родом из Казахстана и первое время сильно скучала по нашим степям, запаху ковыля, родителям и близким, а сегодня я уже ассоциирую себя с нашим Дагестаном и его прекрасными людьми. Конечно, большую моральную помощь и поддержку мне оказывал и оказывает мой супруг, который является первоклассным врачом и специалистом в области неврологии, и его родные. Мы часто обсуждаем будущее Дагестана, перспективы развития психологии и науки в целом. В Дагестане создана крепкая база, есть свои специалисты, патриоты страны, которые хотят и могут развивать науку здесь и сейчас на благо общества.

Очень надеюсь, что с помощью Всевышнего и поддержкой властей всех уровней люди науки, врачи и педагоги будут продолжать вносить свой вклад в развитие страны. И что в скором времени в Дагестане появятся новые имена, которые прославят его и продвинут уровень развития научной отрасли далеко вперёд.
 

 

Наида Акаева
Доцент кафедры общей и социальной психологии ДГУ, кандидат психологических наук, психолог-консультант психологической службы ДГУ «Пси-фактор»

 

— Как и почему вы решили стать психологом?

— Интерес к психологии у меня возник довольно давно, когда я училась в школе. Это были девяностые годы, у нас вели дисциплину «Психология», на уроках по которой и зародилось неимоверное желание помогать людям с помощью этой науки. Благо, мне повезло, и у нас были замечательные учителя, среди которых не могу не выделить Джабраилова Арсена Набиевича, который сейчас возглавляет психологический центр ДГУ «Пси-фактор». Сейчас я осуществляю свою практическую деятельность как раз в этом месте. Несмотря на возникший тогда интерес, на факультете психологии я оказалось случайно. Когда я пошла сдавать документы в приёмную комиссию, то увидела, что в ДГУ открывается отделение психологии и набирают только 25 человек. Тогда я решила попробовать себя и поступить туда параллельно с социальным факультетом.

Теперь, анализируя пройденный этап, понимаю, что это была судьба (если верить в фатальное стечение обстоятельств). Очень многие психологи приходят в свою профессию, чтобы решить свои внутриличностные проблемы. Могу сказать, что это касается в какой-то степени и меня, ведь мне пришлось делать выбор между двумя факультетами. Наверное, мне надо было сразу идти к психологу на прием, а я вместо этого поступила на факультет психологии. Уже на этапе моего профессионального становления мне стало безумно интересно — как устроен внутренний мир человека, что таится в нашем бессознательном, почему человек поступает именно так, а не иначе. В медицинском подходе наблюдается некоторый недостаток внимания, уделяемого общению с пациентом и его переживаниям. А в работе психолога как раз меньше схем и больше творчества.

 

— По какой области психологии специализируетесь?

— Индивидуальные консультации со взрослым населением, решение личных, семейных проблем (страхи, тревожность, агрессия, неврозы, кризисные состояния и т.д.), работа с созависимым поведением, психодрама, монодрама, онлайн-консультации, проведение групповых форм работ (тренинги общения, группы встреч, группы поддержки).

 

— Какими качествами, по-вашему, должен обладать психолог?

— Это очень важный и серьезный вопрос. Эффективность работы психолога напрямую связана с личностными особенностями специалиста. Кроме консультативной работы, я преподаю психологию студентам ДГУ и на занятиях всегда объясняю, что любая техника или любое направление психологии накладывается на личность психолога. Можно технически многое знать, но работать это не будет. Психологу очень важно личностное развитие во всех направлениях.

Если все-таки обозначать важные качества психолога, то я бы назвала следующие:
высокий общий и эмоциональный интеллект, умение сохранять психологическую безопасность клиента, внимательно слушать и слышать человека, терпимость, умение сопереживать и успокоить, тактичность, ответственность, наблюдательность, эмоциональная устойчивость, оптимизм и уверенность в своих силах. 

 

 

— С какими проблемами чаще всего обращаются клиенты?

— На самом деле, спектр проблем клиентов очень широк. И даже если клиенты приходят со схожими проблемами, то личностные качества, жизненная ситуация, ближайшее окружение у всех разное, поэтому проблема отдельного взятого человека – это индивидуальная проблема.

Часто при попадании в психотравмирующую ситуацию у клиентов возникает необходимость обращения за психологической помощью. Спектр проблем достаточно широк: неуверенность в себе, конфликтность, переживание негативных эмоций, одиночество, потеря близкого человека, перфекционизм, эмоциональное выгорание, детско-родительские отношения, неврозы, психосоматические состояния, созависимое поведение, отношения между мужчиной и женщиной и многое другое.

 

— Что помогает вам не принимать близко к сердцу чужие проблемы, а относиться к этому именно как к работе? И где черпаете силы и мотивацию работать дальше?

— Касаемо первой части вопроса, я черпаю силы в том, что люблю делать, это мне доставляет удовольствие, и это для меня ресурсное состояние. Наверное, как и для каждой женщины, основное место, в котором я набираю силы, это моя семья и особенное состояние любви. Еще важный аспект - это близкие эмоционально и духовно люди. Я могу гордиться таковыми. В этом вопросе очень помогает связь с природой и медитация. Кстати, медитацией занимаются многие психологи, и часто это состояние и является основой для накопления энергии.

Для того чтобы найти, что же может стать для каждого из нас ресурсом энергии, важно ответить на три пункта: в первом укажите, что вы любите делать; во втором – что у вас получается делать хорошо; в третьем - что вам приносит материальное вознаграждение.

Для меня все эти три пункта завязаны на психологии. Могу совершенно точно сказать, что надо найти работу, которая помимо источника дохода является еще и основным источником удовольствия. Мне в жизни повезло! Насчет второй части вопроса. Сегодня в этом вопросе мне помогает справиться мой долгий путь и опыт в психологии. В следующем году я буду отмечать 20-летие своего погружения в загадочный мир психологии. Хотела бы отметить и важную роль многих книг таких авторов, как Кастанеда, Гурджиев, Юнг, а также встречи с замечательными людьми, которые изменили направление мыслей и систему ценностей. Это дало понимание, что каждый в этой жизни играет свою роль, несет свое бремя и радость жизни.

При профессиональной позиции психолога включается только желание помочь. Представьте, что было бы с хирургом, который плачет над каждым пациентом…

 

 

— Какие можете выделить особенности развития психологии в Дагестане? Каким видите ее будущее?

— Психологическая помощь в Дагестане сегодня развивается очень активно. До недавних пор слово «психолог» имело таинственный, порой пугающий смысл. Немногие люди понимают отличие психолога от, например, психотерапевта или психиатра. В связи с этим некоторые относятся к нам с недоверием, страхами, обходят стороной. Культура обращения за психологической помощью пока еще в процессе становления. Мы наблюдаем самый настоящий бум. Сегодня на рынке много психологических центров и психологов. Но, на мой взгляд, наблюдается тенденция, при которой особенно трепетно занимаются детьми: различные развивающие занятия, тренинги, индивидуальная работа, но мало внимания уделяется родителям. А ведь именно от родителей зависит развитие и успех ребенка.

Хотелось бы отметить, что растет и осознание психологами их невероятной ответственности. Если непрофессиональный психолог что-то сделает не так в своей работе, это будет не так заметно, но последствия для клиента могут быть катастрофическими.

Думаю, будущее у дагестанской психологии достаточно оптимистичное. Сегодня все больше и больше профессионалов осознают важность постоянного роста, вкладываются в свое развитие, что естественно будет сказываться на эффективности работы психолога. Здесь каждому практикоориентированному психологу нужно помнить о важности изучения научных подходов.
Пользуясь случаем, хотела бы поздравить всех коллег с Днем психолога, который отмечается 22 ноября. Ведь роль психологии нельзя недооценить. Это именно та область научного знания, которая «отвечает» за душевное здоровье не только человека, но и общества в целом.
 

 

Джаврият Яхьяева
Магистр психологии

 

— Как и почему вы решили стать психологом?

— В детстве я мечтала стать суперменом.  Хотела прилетать, помогать людям и спасать их в сложных ситуациях. С возрастом желание укрепилось, а филиалом академии супергероев в Дагестане казалась ДГМА. Поэтому решено было стать врачом, и я усердно начала готовиться к поступлению в медицинский вуз. Но по счастливой случайности поступила я на психологический факультет в ДГУ. Чем больше я узнавала о психологии, о профессии психолога, тем больше убеждалась: случайности неслучайны, и если мы не достигли какой-то цели — это не конец жизни, а начало чего-то нового и ещё более важного. Психология — на 100% моё призвание, а глядя на своих преподавателей и практикующих психологов, понимала, что они — самые настоящие супергерои, способные практически силой мысли менять жизни людей. 

Так, бакалавриат и магистратура психологического факультета ДГУ помогли исполниться моей детской мечте. И это только начало. В университете я получила отличную базу, а теперь сама продолжаю обучение: ищу и нахожу новую информацию, изучаю специализированную литературу, смотрю онлайн-семинары и лекции, посещаю оффлайн-встречи, которые проходят в Дагестане. Выезжать за пределы республики пока не позволяют семейные обстоятельства.

 

— По какой области психологии специализируетесь?

— С самого начала мне нравилась семейная психология, и по мере изучения предмета становилось ясно, что охватить всю тему невозможно. Поэтому встал вопрос: с какой области начать? К этому времени я вышла замуж, родила ребёнка (и не одного) (смеется), поэтому больший отклик во мне нашла женская психология, психология беременных и перинатальная психология.

Отношение к беременным зачастую является стериотипным: беременяшка-гормоны-капризы. И девушки, которые решаются поговорить со своим окружением о том, что их беспокоит, получают кучу странных советов от «ешь за двоих» до «беременность это не болезнь, прекрати ныть». А между тем, эти 9 месяцев — важнейший с точки зрения психологии этап в жизни как матери, отца и всей семьи, так и самого ребёнка. Беременная девушка не находит ответы на свои вопросы и чувствует себя какой-то «не такой», «неправильной», «плохой», что, конечно, не правда. И моя задача, как психолога, выслушать её, постараться донести верную информацию, помочь справиться со страхами и предубеждениями и настроить на дальнейшее материнство.

 

— Какими качествами по-вашему должен обладать психолог?

— Главное качество, которым должен обладать психолог — умение слушать, а точнее слышать. Слышать сердце клиента. Очень часто люди говорят одно, а на деле под их словами кроется совершенно другой смысл, нужно уметь разглядеть его и вынести правду на поверхность. Хороший психолог — это эмпат, человек, умеющий чувствовать чужое настроение, обладающий способностью поставить себя на место другого, способный сопережевать, толерантный, терпеливый, доброжелательный и наблюдательный. Важно при этом рассчитывать свои силы и не стремиться помочь всем и каждому, особенно если об этом не просят. В работе психолога важно качество, а не количество.

 

 

— С какими проблемами чаще всего обращаются клиенты?

— Проблемы разные, но сводятся зачастую к «он/она меня не понимает/не хочет слушать».  Постепенно с такими клиентами приходим к тому, что нужно учиться выражать, принимать, а иногда и распознавать чувства, которые они испытывают, проговаривать их с близкими людьми и не держать в себе обиды. Мамы часто обращаются с детскими страхами, беременные со страхом потери ребёнка (особенно если был подобный травмирующий опыт). В таких случаях мы с человеком работаем над причиной страха, разбираем, находим варианты, которые помогут его побороть.

Родителям важно разобраться со своими переживаниями, чтобы не взращивать их в детях, которые после рассказов о бабайках и шайтанах становятся истеричными или, наоборот, замкнутыми, а потом, вырастая, сами приходят к нам на прием. Но это уже тема для отдельной статьи. (улыбается)

 

— Что помогает вам не принимать близко к сердцу чужие проблемы, а относиться к этому именно как к работе? И где черпаете силы и мотивацию работать дальше?

— Силы, вдохновение и мотивацию даёт мне моя семья, моё окружение и Интернет. Нам повезло жить в 21 веке, когда не выходя из дома можно черпать информацию, читать, смотреть, слушать отечественных и зарубежных коллег, которые делятся своим практическим опытом.

А главное, мои дети, муж, родители — вот настоящие учителя, которые каждый день подкидывают мне задачки. И тут хочешь не хочешь приходится справляться, потому что награда за правильные решения — гармония в семье и в себе самой, которые, безусловно, помогают в работе. 

Я ценю доверие людей, приходящих ко мне на сеанс со своими проблемами и вопросами. Ведь по-сути я — чужой для них человек, но они готовы открыть дверь в собственный мир и впустить меня туда. Но, тем не менее, войти туда и расставить по местам все, что мешает конкретному человеку, не имею права, я могу только включить свет и помочь ему разглядеть то, обо что он спотыкается, дать ему возможность осознать и принять все, что с ним происходит.

В нашей работе очень важно выстраивать границы, поэтому, например, быть психологом для близких людей — не самая лучшая идея. Но даже в работе с незнакомыми людьми бывает сложно отделить личные эмоции от профессии. В таких случаях я тоже иду к психологу, а как иначе? 

 

— Какие можете выделить особенности развития психологии в Дагестане? Каким видите ее будущее?

— Психология — относительно молодая наука и ей везде приходится несладко, но сейчас даже в Дагестане, где менталитет отличается от той же средней полосы России, заметны существенные изменения. У нас почти на подкорке закреплено, что нужно быть сильным, о проблемах, тем более семейных, нельзя говорить вслух, если очень хочется, то есть, в конце-концов, бесчисленные толпы родственников. 

Но даже если сравнить отношение к психологии и психологам в Дагестане сейчас и пять лет назад, когда я только начинала учиться, очень заметны изменения в позиции людей. От уничижительного: «Ты что, псих — ходить к психологу?» к восхищенному: «Смотри, какая она молодец: сама ходит к психологу и ребенка отвела, современная!». Но конечно, остались и те, кто считают, что посещать специалиста, да еще и деньги за это платить — глупо. Лучше пойти к сестре/подруге/коллеге/соседке, она и выслушает, и покормит, и совет даст, вот он — лучший психолог. Но в этом и отличие соседки от профессионала: мы направляем, показываем варианты, но давать советы не вправе: каждый человек должен решать сам, что делать или не делать.

Я относительно недавно в сфере психологии, и если мне виден явный прогресс, то представляю, как его ощущают те, кто практикует 10-15-20 лет. Думаю, в ближайшее время стремление и интерес наших соотечественников к улучшению своей жизни с помощью психологии продолжит расти.

Сейчас человек не скрывает, что он работает с психологом, а наоборот рассказывает о своём опыте, о своих впечатлениях о происходящем. Многие даже ведут блоги в инстаграме, очень интересные, познавательные и вдохновляющие.

 

 

 

 

Другие статьи по теме:

«Подготовить людей к трудностям жизни казалось мне моим долгом»