Имя:
Email:
Сообщение:

Знакомим вас с командой «Эсквайры», состоящей из людей объединенных одной светлой идеей — способствовать интеллектуальному развитию в родной республике.

 

Как часто вы слышите об участии дагестанских спортсменов в боях? Как часто мелькают в ваших лентах махачкалинские блогеры? И как часто вы задумывались об интеллектуальном развитии в родной республике? Телепередачу «Что? Где? Когда?» смотрит и любит уже не одно поколение россиян, но мало кому известно, что команда из Махачкалы принимает в ней активное участие и побеждает в международных турнирах.

Команда «Эсквайры» состоит из людей самых разных профессий, интересов и взглядов, но объединенных одной светлой идеей – способствовать интеллектуальному развитию в родной республике. Нам кажется несправедливым то, что такие темы остаются в тени модных, культивируемых в сети событий. Мы хотели бы привлечь к ним внимание наших читателей и пригласить всех желающих попробовать себя в полюбившейся игре.

Ребята сами написали нам, рассказали об очередной победе и предложили обсудить проблемы внедрения Дагестана в интеллектуальную элиту России. Не все участники встречи попали в обьектив нашей фотокамеры, но от этого беседа не стала менее интересной. Мы поговорили об особенностях игры «Что? Где? Когда?» и о планах команды на ближайшее будущее.

 

 

— Ребята, давайте знакомиться. Расскажите, как каждый из вас попал в эту игру?

Артур: Я капитан команды «Эсквайры», мы играем около трех лет. Долгое время я жил во Владикавказе и еще в школе впервые познакомился с такими интеллектуальными играми, как «Брейн-ринг» и «Что? Где? Когда?». Это был мой первый опыт и первая команда, с которой мы неплохо выступали. Позже я уехал учиться в Москву. На данный момент я уже третий год проживаю в Дагестане, где, к своему счастью, познакомился с Русланом Рузановым, который открыл для меня клуб интеллектуальных игр «Идальго». Благодаря ему я влился в этот коллектив. У нас интересные, веселые ребята и не менее прекрасные девушки. Каждые выходные мы собираемся и играем в интеллектуальные игры, которые занимают важное место в нашей жизни.

Таир: Я не так давно в этой команде, но эта тема мне всегда была интересна. При любой возможности я стараюсь устраивать мозговой штурм, потому что, на мой взгляд, это важно. Основная проблема людей, которых я встречаю, состоит в том, что у них отсутствуют творческое мышление и возможность сопоставлять факты даже в повседневной жизни. Я являюсь учредителем и директором продакшн-студии, занимаюсь рекламой и дизайном. Работая в подборе кадров, я просто «хватаю» людей, способных самостоятельно что-то делать. Коллеги и друзья по бизнесу не дадут соврать — у нас это большой дефицит. Хотя это проблема по России в целом. Чем больше появится людей, способных разложить что-то на составляющие, сопоставлять факты, делать выводы и применять знания в быту, тем проще и лучше будет жизнь, так мы быстрее придем к светлому будущему.

 

 

Раисат: Я играю с 2014 года, начинала в составе команды «E=mc2», затем мы отделились и создали «Эсквайры». С тех пор прошло много времени, мы сыграли множество синхронов, поучаствовали в турнирах и даже несколько раз самостоятельно провели игру. То есть мы выступали и в качестве игроков, и в качестве авторов. Как сказал наш капитан, мы не собираемся останавливаться. Если я уделяю этому занятию каждые выходные, значит, для меня это действительно важно. Я скорее получаю больше удовольствия от процесса, нежели вижу в нем какую-то долгосрочную выгоду.

Магомед: Я играю в интеллектуальные игры последние одиннадцать лет, а в свободное от игр время работаю.

Амина: Я играю с «Эсквайрами» с недавних пор. Никогда не думала, что смогу влиться в команду, но сейчас мне очень нравится это. Участие в ЧГК мотивирует работать над собой, улучшать навыки и увеличивать базу знаний.

Шамиль: Как и Раисат, впервые я сыграл в интеллектуальную игру, когда был еще студентом и выступал в качестве капитана команды Экономического факультета на «Брейн-ринге». Познакомившись с остальными ребятами,  я  узнал, что такие турниры проводятся в клубе «Идальго». Так и пристрастился к этой игре. 

Евгений: Я не был отличником в школе, но учился хорошо, любил читать книги, смотреть по телевизору  ЧГК, «Свою игру», «Брейн-ринг» и отвечать на вопросы, даже если не получалось. (смеется) В 2001 году старший брат пригласил меня поиграть в «Брейн-ринг» за команду «Газпрома», в котором он работал. Позднее, когда я был аспирантом физического факультета ДГУ, продолжительный отрезок времени играл за «E=mc2». Ну а затем образовался клуб «Идальго», и все плавно перетекло в нашу нынешнюю команду «Эсквайры». 

 

— Получается,  собрал вас как команду Артур? Что вас всех объединило?

Артур: Объединяющим звеном стали сами игры. Когда я приехал в Дагестан, уже существовала команда под названием «Эскварки», которая в дальнейшем эволюционировала в «Эсквайры» в силу банальной шутки. Нас просто называли шкварками, и это нам не очень нравилось. Раисат придумала новое название, но очень сложное, означающее какое-то физическое явление. Когда однажды на сайте ЧГК я поменял название команды в рейтинге на «Эсквайры», получилось, что оно теперь таким и останется, менять его снова уже нельзя. Так мы и стали «Эсквайрами». И оно звучит, как мне кажется, благороднее. 

По приезде в Махачкалу я влился в команду и через какое-то время стал ее капитаном. Затем начал приглашать в нее более сильных игроков из клуба, потому что появилось желание побеждать. Так мы, например, забрали к себе Магомеда.

Магомед: Пригласили в команду, я бы сказал. (улыбается)

Артур: Хорошо, пригласили в команду, после чего капитан его бывшей команды счел это чуть ли не предательством.

Магомед: Нет, капитан просто отошел от игр и перестал посещать клуб. (смеются)

Артур: Постепенно к нам стали приходить новые люди, вот, например, недавно присоединился Таир. Теперь в нашей команде лучшие умы Дагестана!

 

 

— На вашем кубке написано «Международный синхронный чемпионат по игре «Что? Где? Когда?». Что это такое? Расскажите, чем отличается то, во что вы играете, от того, что мы видим на «Первом» канале.

Таир: Есть спортивная версия, правда, мало кому известная, и она отличается от того шоу, которое мы видим на экранах телевизоров. Во втором случае одна команда играет с телезрителями до шести очков. Спортивное ЧГК — это уже соревновательный формат для большого количества команд, где они отвечают на одни и те же вопросы в письменном виде, а ведущий определяет, кто ответил правильно.

Раисат: Синхронность заключается в том, что вопросы, которые будут представлены нам сегодня, разыграют в течение нескольких дней среди других команд по всей России и ближнему зарубежью.

Артур: На самом деле клубы и команды ЧГК разбросаны по всему миру. Проводятся и очные турниры, но синхронные созданы для тех случаев, когда нет возможности посещать игры в других городах. Можно в одно и то же время сесть и сыграть тот же набор вопросов в Тель-Авиве, Нью-Йорке, Одессе, Москве и Махачкале. Турнир, как правило, включает в себя три тура по 20 вопросов. И надо отметить, что в общей таблице рейтингов мы далеко не на последнем месте.

Таир: Люди думают: «Эсквайры? А где они? Мы не видели их по телевизору, а значит, что это за «Что? Где? Когда?» такое?!». Но знатоки, которых вы видите на экранах, играют как в очных, так и в синхронных турнирах.

Артур: Важно отметить, что на синхронных турнирах зачастую задаются более сложные вопросы, нежели в телевизионных играх, так как вторые носят развлекательный характер и рассчитаны на массового зрителя. Если в эфире будут звучать те замысловатые вопросы, с которыми мы сталкиваемся здесь, то зрители просто потеряют интерес к игре.

 

 

— Как проходят тренировки перед играми? И как можно подготовиться к игре, если ты не знаешь, из какой области попадутся вопросы?

Магомед: Тренируются перед игрой те, кто не умеет играть, а мы умеем! (смеются)

Артур: Суть тренировок в ЧГК заключается не в том, чтобы научиться отвечать на конкретные вопросы и зазубривать факты. Это невозможно, но в то же время неизбежно, если ты читаешь книги и развиваешься. Суть игры заключается в том, чтобы за 60 секунд найти правильный ответ на тот или иной вопрос. Бывает и такое, что команда только на 61 секунде осознает, о чем на самом деле шла речь. Поэтому важно научиться укладываться за одну минуту — командными усилиями и различными техниками накидывания версий.

Таир: Да, как правило, вопросы состоят из нескольких фактов, и необходим коллективный мозговой штурм. В игре есть редакторы — это люди, специально работающие над разработкой и составлением вопросов. И ответы на них вы вряд ли найдете в Гугле.

Раисат: Есть такой прекрасный человек, магистр игры, Максим Поташев, который написал книгу «Почему вы проигрываете в ЧГК?». В ней он расписал подробные инструкции о том, что стоит и не стоит делать за игровым столом, о распределении ролей в команде. С этой книгой стоит ознакомиться всем, кто хочет играть в ЧГК и делать это хорошо.

 

 

— С чего начать тем, кто хочет играть? Есть ли в Дагестане лига или постоянно действующее сообщество ЧГК?

Раисат: В Комитете по делам молодежи университета предпринимаются попытки придать этим играм массовость. Но мы и так приходим сюда и играем каждую неделю. Абсолютно любой может присоединиться к нам или заплатить два евро за пакет вопросов, который мы приобретаем. Можно приходить с командой или без, а можно влиться в уже существующий коллектив. Просто мало кому об этом известно, и намного меньше тех, кто готов играть в сложные вопросы. Нам они тоже даются нелегко, но мы не хотим снижать планку и играть в то, что видим по телевизору, как «Брейн-ринг ДГУ», например.

Поэтому, если вы хотите играть и готовы к нам присоединиться, то приходите в 15:00 каждую субботу и воскресенье в Национальную библиотеку, мы будем рады!

 

— Вы ответили на мой следующий вопрос, почему, учитывая ваши достижения и неоднократные победы, вас не знают.

Таир: Если вы и другие СМИ будут интересоваться и писать о нас, то, соответственно, больше людей узнает об игре. В современном мире важно тренировать свой мозг, потому что если вы хотите работать в больших компаниях, то от вас потребуют мыслить аналитически и уметь применять знания. К тому же, это помогает в обычной жизни. На пустом поле, где ты ничего не сеял, не взойдет пшеница. Надо говорить не только о физическом развитии общества, с этим проблем в Дагестане нет. Все понимают, что ребенка надо отдать на борьбу. А вот то, что надо научить его мыслить, осознают почему-то не все. Просто нет такой культуры. 

В мире насчитывается всего пара тысяч гроссмейстеров, это люди высокого класса и интеллектуального уровня. Но если провести опрос среди дагестанцев, мало кто знает, что несколько гроссмейстеров живут в нашей республике. Зато борцов знаем всех. Один из таких гроссмейстеров — Джакай Джакаев, депутат городского собрания. Остальные вовсе никому не известны.

 

 

— В телеверсии всегда играют шестеро участников. А существуют ли ограничения для игроков в команде в спортивном ЧГК?

Артур: Насколько я знаю, ограничений нет. Все зависит от регламента синхрона. 

Таир: Просто невыгодно играть в меньшем составе, это чревато меньшим количеством идей и мнений. Соответственно, и результат будет хуже.

Артур: Но слишком много людей — тоже плохо, начинаешь отвлекаться на лишние версии, что не на пользу команде.

 

— Допустим, вы решили попасть в телевизионную версию ЧГК. Что должно этому предшествовать? Возможно, победы в крупных чемпионатах, спонсорство?

Магомед: Это не сложно сделать, другое дело, нужно ли оно нам? До сегодняшнего дня мы не ставили перед собой такую задачу. Но после интервью мы подумаем об этом. (улыбается) 

Раисат: Ну почему, мы это вчера обсуждали, но решение пока не приняли.

Таир: Не существует определенного пути в телевизор. Понятно, что должен быть высокий уровень игры. Но многие там — чьи-то протеже.

Раисат: Да и многие уже давно в игре. А есть команды, у которых был застой, и поэтому они привлекают молодежь.

Магомед: Существует движение «Международная ассоциация клубов ЧГК», в котором специальные редакторы отслеживают топовые турниры. Это альтруистическое движение, и со временем, находясь в его коллективе, участвуя в нем, ты приобретешь опыт игры и определенные компетенции, а возможно, попадаешь в телеигру, если, конечно, обладаешь презентабельной внешностью и поставленной речью. Есть очень хорошие игроки, которые просто не телегеничны. А многие просто избегают публичности или повышенного внимания, им это не нужно. Но при большом желании попасть туда возможно.

Таир: На самом деле так и есть. Если вы хотите видеть дагестанскую команду на «Первом» канале, скажите нам, мы поставим такую цель.

 

 

— Хотим! Как вы думаете, почему именно ЧГК остается самой популярной интеллектуальной телеигрой на протяжении стольких лет? 

Таир: Сама концепция игры как элитарного телевизионного клуба знатоков была придумана в СССР и живет много лет, здравствуя и пуская свои корни за пределы России. Другие интеллектуальные схватки, такие, как «Своя игра», являются заимствованными форматами. В титрах можно увидеть, что авторские права принадлежат какой-нибудь американской или английской компании. Потому что во многих играх вопросы одноходовые, знал – догадался. А тут нужно догадаться об одном, втором, третьем и соединить все это в один ответ. Ведь интересно наблюдать за обсуждением знатоков, их взаимодействием с ведущим.

Артур: Действительно, «Что? Где? Когда?» — это небольшая вселенная, свой мир. Люди стоят в охотничьем домике, среди них сторожилы типа Александра Друзя, молодые ребята как Борис Белозеров или же антогонисты как Ровшан Аскеров. Все это придает живости игре. Как большая семья, в которой есть сложные взаимоотношения. У зрителя возникают симпатии и антипатии к игрокам, появляются любимчики. Именно поэтому эта игра завораживает и привлекает столько внимания. Интересен не ответ на вопросы, а накал и внутренние взаимоотношения игроков. Ну и, конечно, это «Первый» канал!

Таир: Если бы это был некачественный продукт, он бы не выходил в прайм-тайм. Телевидение должно ротироваться. Вот уже 30 лет игра остается интересной и востребованной.

Магомед: Автор ЧГК Владимир Яковлевич Ворошилов объяснил появление этой игры тем, что она была коллективной, как раз в духе социализма. Если бы имело место индивидуальное соперничество, она бы не приобрела такой популярности. Например, самая популярная игра в Америке «Джеопарди», аналог «Своей игры», возможно, прижилась бы и у нас, но советская идеология больше располагала к коллективным играм. Так он объяснял формат группового выполнения задач.

Шамиль: Еще один важный фактор заключается в том, что обычные люди тоже могут принимать в этом участие. Мне кажется, что бы ни показали в то время, когда ты пришел домой и сел перед телевизором, оно обречено стать популярным. И по-прежнему  ЧГК остается на такой высоте за счет выхода на экраны в прайм-тайм. 

— Раисат: Извините, а во сколько прайм-тайм? Просто, если бы не ЧГК, я бы спала. (смеются)

Шамиль: Примерно с 21:00 до полуночи.

— Таир: Когда ты спишь - это и есть прайм-тайм. (смеются)

 

 

— Теперь поговорим о проекте «Скоро игра», Таир упомянул, что вы и в ней принимаете участие.

Артур: нас даже за это недолюбливают. Слишком много денег мы вынесли оттуда. (смеется)

 

— Как вы решили попробовать себя в чем-то помимо «Что? Где? Когда?»? Во что вы еще играете?

Артур: Мы сами думали, что было бы хорошо запустить какой-то массовый проект. И когда узнали, что появилась «Скоро игра», то решили всей командой принять в ней участие и выступить в большинстве игр.

А что касается наших отзывов, они…разные. Но, думаю, ребята наберутся опыта. Я имею в виду редактуру вопросов и судейство. У них мало опыта в этой сфере, и очень сложно бывает принимать ответы как правильные, так и неправильные, писать вопросы так, чтобы они не вызывали споров. Учитывая дагестанскую аудиторию, которая любит поспорить и пошуметь, многие ситуации превращаются в базар.

Амина: «Скоро игра» рассчитана на более широкую аудиторию, вопросы, на мой взгляд, в ней полегче.

Магомед: Во-первых, ребят надо похвалить, потому что они большие молодцы, и, как в любом деле, у них есть недочеты, но сама инициатива замечательная, они все проводят на хорошем уровне, там прекрасная атмосфера.

Таир: Вот в ЧГК целый штат классных редакторов. Игроки, сидящие здесь, сами являются авторами других турниров.

Магомед: Да, наш Женя, кстати, один из топ редакторов.

Раисат: Помимо ЧГК мы играем в «Эрудит квартет» и «Хамсу», а иногда и «Брейн-ринг». 

 

 

— Вы все являетесь членами интеллектуального клуба «Идальго»?

Артур: Да, но это скорее неформальное объединение. Все команды, которые играют, так или иначе, причастны к «Идальго»

 

— Кстати, раз уж мы заговорили об этом. Очень разные мнения звучат, кто-то считает это объединение очень закрытым, вас даже обвиняют в неком снобизме. Что вы можете ответить на это?

Артур: Признаюсь, я уже не первый раз слышу подобное, но не могу понять, откуда идут такие слухи.

Магомед: Люди, которые не умеют играть, говорят, что мы их прогнали.

Евгений: На самом деле, если человек пришел к нам в первый раз, ему будет нелегко. Я сам, когда в первый раз увидел сложные вопросы, подумал, какой у меня низкий интеллект,  чувствовал себя морально раздавленным. Думаю, многие не выдерживают этого. Но ведь играют же ребята по всей стране. Здесь не надо быть семи пядей во лбу. Достаточно иметь какие-то знания и уметь рассуждать. Если человек хочет перебороть себя, он приходит еще и еще, накапливает опыт, тренируется, и в итоге все получается. А человек со слабым характером и волей думает: «Они там все такие заумные. У меня не получится».

Артур: У нас действительно никогда не бывало такого, чтобы мы кого-то оскорбляли или унижали. И мне интересно узнать, кто так считает.

Магомед: Вы не могли бы дать их адреса и номера? (смеются)

Артур: Мы всегда рады видеть новых людей, приносим на игры шоколадки, кофе, раньше был и термос, но его сперли. 

Магомед: Кстати, возможно, это и есть те самые люди. (смеются) Думаю, в этом есть определенный контекст. Человек, который пришел в Ленинскую библиотеку, видит, что все читают. У него может сложиться впечатление, что он попал в ботанический сад, где сидят очень скучные, заумные люди и занимаются каким-то муторным делом. Но нужно понимать, что игра требует определенной модели поведения, сосредоточения, тишины, кого-то это может оттолкнуть и показаться снобизмом. Но для нас, участвующих, это не так. Мы прекрасно знаем, что здесь люди с чувством юмора, и, возможно, сам контекст игры на кого-то произвел удручающее впечатление.

Если мы своей хорошей игрой кого-то обидели, то мы у этих людей просим прощения. Но мы будем также доминировать, властвовать и унижать. (смеются)

Таир: На самом деле мы открыты к общению и к тому, чтобы безвозмездно помочь, но этим не всегда пользуются.

Шамиль: Мы заказываем вопросы, которые интересны в первую очередь нам. И когда люди приходят в первый раз как гости, не имея навыков, у них вполне может сложиться впечатление, что это невозможно. Может прийти апатия. Поэтому «Скоро игра» - это хороший трамплин, и если кто-то захочет большей конкуренции, то станет приходить и к нам.

 

 

— Что вы делаете для того, чтобы популяризовать интеллектуальные игры в целом и «Что? Где? Когда?» в частности в нашей республике? Оказывается ли вам какая-то поддержка?

Таир: Если говорить откровенно, - это то, почему мы пригласили вас на беседу. И мы благодарны за то, что она состоялась. Когда нам вручали кубок на очном турнире, руководитель Бауманского клуба ЧГК, одного из старейших в России, спросил: «Вы что-то проводите в Дагестане?». И это не первый подобный вопрос в наш адрес. Люди, которых вы видите по телевизору, готовы приехать в Дагестан. Они хотели бы, чтобы здесь проводились серьезные турниры по ЧГК, и готовы всячески поддержать нас в этом. Нужно, чтобы здесь были те, кто понимает важность интеграции Дагестана в российскую интеллектуальную элиту при помощи таких игр. 

Все знатоки – лидеры в своих областях. Умный человек – всегда авторитет, и если он приедет в Дагестан и увидит, что здесь все здорово, то он расскажет остальным, что сюда можно приезжать и здесь можно отдыхать! Это скажется не только на ЧГК, но и на туристической и экономической областях. Дагестан будет не просто республикой на отшибе, а местом, в котором регулярно проводится серьезный турнир, на который приезжают серьезные люди. Нужна только инициатива руководства республики или крупных компаний, которые могли бы поддержать это финансово.

 

— Все вы играете уже не один год. Скажите, что игра дала каждому из вас?

Магомед: Игра позволяет за очень короткий период находить оптимальные решения для конкретной задачи. Это очень полезный навык в любой сфере деятельности.

Артур: А в таких играх как «Эрудит квартет» или «Хамса» расширяется багаж знаний, мы узнаем какие-то новые факты. 

Евгений: Здесь ты учишься работать в команде, потому что она состоит из шести человек, каждый пытается донести свою версию, и нужно уметь услышать всех. Мы учимся взаимодействовать с людьми и понимать их.

Шамиль: Честно говоря, я не считаю, что в этом плане ЧГК поможет мне в жизни. Я не рассматриваю ее как инструмент, который мне понадобится в будущем. (улыбается) Я играю, потому что мне интересно. Мы должны угадать логику автора вопроса, и вот это, конечно, действительно помогает.

Раисат: Во-первых, это дало мне стимул к саморазвитию. Необходимо углублять знания даже в тех областях, которые мне, может быть, не очень интересны. Ну и, во-вторых, это хорошее времяпрепровождение.

Евгений: Я понял, для чего в школе изучают Толстого и Достоевского. Чтобы потом отвечать на вопросы в ЧГК! (смеются)

Таир: Для меня важна мотивация к знаниям. Мне нравится обнаруживать новые факты. Плюс - это другой мир и другие люди, в обществе которых мне нравится находиться. Я немного видел знатоков за пределами Дагестана, но, как правило, все они с тобой на одной волне. Легко найти общий язык, потому что у вас те же интересы, тот же ход мыслей.

Артур: И понимаем те же шутки.

 

 

— К концу беседы нас становится все больше, и у меня невольно возникает вопрос: вас все-таки не шестеро? Вы всегда играете в разном составе? Правильно ли я понимаю, что это потому, что не хватает людей на вторую команду?

Артур: Была идея создания второй команды, в которой мы бы готовили новичков. Но у нас нет нужного количества людей.

Шамиль: Артур находит хороших игроков и приглашает их в команду. Потом уже игрок привязан пожизненно. (смеется) На самом деле есть еще команды, но они не так активны и участвуют только в очень больших турнирах.

Таир: Вообще, в нашем городе их должно быть намного больше. Скорее всего, люди просто не знают об игре.

 

— Когда я только пришла сюда, казалось, что есть несколько людей, которые горят идеей, но они в этом достаточно одиноки. А сейчас я вижу, что у вас своя среда. Может быть, вам стоит учитывать особенности дагестанского маркетинга и продвижения? Продвигать свою идею так, как это здесь привыкли делать.

Гасан: Когда у клуба был руководитель, то мы работали с университетами, колледжами, школами, ездили в разные города и села. Но сейчас у ребят просто нет времени заниматься этим как раньше. Каждый занят чем-то своим.

Таир: Быть одновременно и участником, и распространителем — достаточно сложно. В том же Бауманском клубе знатоков есть люди, которые занимаются обеспечением постоянного набора новых игроков. Очень сложно работать, кормить семью, играть, да еще и агитировать одновременно. 

Артур: Сейчас молодежь переориентирована. И если бы появилась мода на знания, эрудицию и интеллект, то это повысило бы не только посещаемость наших игр. Если будет модно не ходить с десятым айфоном, не одеваться в брендовые вещи, не гулять по проспекту Гамзатова на выходных, чтобы тебя все видели, и не сидеть в ресторанах, а быть умным, то жить станет намного приятнее. Уверяю вас!

Магомед: Мы хотим вас поблагодарить за уделенное время. Потому что, как вы видите, мы здесь достаточно одиноки. Поэтому приходите еще.

 

P. S. После нашей встречи «Эсквайры» еще и стали победителями фестиваля интеллектуальных игр «Интеллиада», в котором принимало участие около тридцати команд, с чем мы их и поздравляем!

 

Если вы готовы попробовать свои силы в интеллектуальных играх вместе с ребятами из клуба «Идальго», следите за анонсами о предстоящих турнирах и мероприятиях в паблике ВКонтакте и на странице клуба в Инстаграме.

 

Беседовала: Асиль Бекиева

Фото: Султан Ширинбеков, архив команды.