Имя:
Email:
Сообщение:

Как однажды заметил великий режиссер и сценарист XX века Альфред Хичкок «Кино – это жизнь, из которого вырезано всё скучное». Кинопромышленность стала одной из крупнейших мировых индустрий, и отрадно, что всё чаще попытки снять хорошее кино предпринимаются и в Дагестане.

 

В середине декабря 2017 года в Буйнакске стартовали съёмки художественного исторического фильма «Имам Шамиль. Ахульго». Картина расскажет о событиях лета 1839 года, которые стали переломным моментом в Кавказской войне. Горцы под предводительством имама Шамиля в течение 80 дней оказывали ожесточённое сопротивление значительно превышающему по численности царскому войску под командованием генерала Павла Граббе.

Автором и главным исполнителем проекта «Имам Шамиль. Ахульго» является кинокомпания «Дагестан». О создании фильма, о его сценарии, бюджете и о многом другом мы поговорили с генеральным директором кинокомпании, а по совместительству продюсером картины Магомедом Абдулкадыровым. В беседе также принял участие и руководитель проекта Магомедамин Курбанов.

 

 

От Мэла Гибсона к российским реалиям

— Первое упоминание о фильме было в декабре 2014 года. Почему съёмки начались спустя аж 3 года?

— Можно сказать, что мы уже 25 лет занимаемся подготовкой этого фильма. До этого мы снимали любительское кино о дагестанских имамах. Первая часть была посвящена имаму Гази-Магомеду, вторая — Гамзат-Беку, третья часть была о Шамиле. Но лет пять назад мы перешли из любительской деятельности к профессиональной, и приступили к работе над фильмом «Имам Шамиль. Ахульго». Все предыдущие три года была подготовительная работа: написание сценария, поиск талантов, инвесторов и других важных для проведения съемок моментов.

 

— В одном источнике я прочитал, что с инициативой о создании фильма выступил Рамазан Абдулатипов, в другом — что идея создания фильма принадлежит вам. Так кому принадлежит идея создания картины?

— Повторюсь, что я 25 лет занимаюсь этим делом, и идея, в первую очередь, моя. Рамазан Гаджимурадович говорил, что нам необходимо мировое кино и возлагает большие надежды на этот проект, даже говорил о привлечение к работе мировых звёзд, таких как американский режиссёр и сценарист Мэл Гибсон. Но он все это, к сожалению, так и осталось на уровне разговоров.

Мы перешли к российским реалиям. Киностудии «Ленфильм» и «Мосфильм» оказывают творческую и техническую поддержку. Мы сотрудничаем с людьми, которые принимали участие в создании фильмов «Лёд» и «Викинги». Наша задача — собрать профессионалов своего дела, вплоть до костюмеров и гримёров, и создать кино для широкого проката.

 

— На каком этапе сейчас фильм, и когда можно будет ждать его презентации?

— Мы уже сняли несколько общих планов на горе Ахульго, далее был зимний перерыв на 2,5 месяца, и с третьей декады марта возобновили съёмки. В этом году планируем завершить, и к Новому году фильм выйдет в прокат.

 

— Фильм выйдет за пределы Дагестана?

— Прокат будет не только за пределами Дагестана, но и России. Уже сегодня мы принимаем заявки из арабских стран, из Китая. Наш фильм рассчитан на мировой прокат, на разную зрительскую аудиторию. Должно получится хорошее кино, из которого зрители смогут взять патриотический и духовно-нравственный урок. 

 

 

Как же без любви?

— Согласно информации, которая была два года назад, сценаристом фильма являлась заслуженный деятель искусств РФ Светлана Кармалита (Герман). С тех пор что-то изменилось?

— Над сценарием мы провели большую и долгую работу: меняли его три раза. Так как мы создаём народное кино, то выносили сценарий на суд общественности, согласовывали с духовенством историками, политиками, чтобы правильно выстроить работу со всех сторон.

Первый сценарий написала Светлана Кармалита — очень хорошая женщина, которая не раз была у нас на экспедиции, изучала местность, но её сценарий не был принят, так как, в нём полностью отсутствовала духовная составляющая того периода. Сейчас мы имеем дело уже с третьим вариантом сценария, над которым работают уже дагестанцы — Ислам Ханипаев и Амет-Хан Магомедов. Но, опять же, с обязательной консультацией наших историков и духовенства.
 
 

— Ваша фраза: «Картина строится на завещаниях великого полководца». Что имеется ввиду?

— Это будет духовно-нравственный поучительный фильм. В первую очередь речь идёт о том, ради чего боролся имам Шамиль — ради того, чтобы горцы были освобождены от гнёта ханов, беков, богохулов, чтобы мы с вами были свободными и служили только Всевышнему. Быть патриотами, навечно и дружно жить с Россией — это и есть учение имама Шамиля.

Второе, что завещал великий полководец своим потомкам — это быть добрыми, не делать зла, не желать другому того, что бы ты не пожелал самому себе. Ведь все набожные книги говорят о любви к ближнему, независимо от нации и религии. Мы должны любить и защищать свою семью, соседей, Родину, веру — вот о чём рассказывает наше кино.

 

— В фильме много выдуманного, художественного?

— С периодом осады Ахульго связано столько драматичных и трагичных моментов, что и придумывать не приходится, хватило бы на целый сериал. Единственное, что мы придумали — влюблённая пара, которая сбежала от дворянств ханов и беков, и ищёт правду у Шамиля. Через этих двух влюблённых мы и переходим в Ахульго. Выдумана только эта сюжетная линия, потому что драматург считает, что не будет интереса, не будет интереса и переживаний, если в течение двух часов показывать только войну.

Будут в фильме и любовные сцены, но в рамках дозволенного. По этому поводу у нас были споры с духовенством. Мне говорили, что нельзя такое показывать, на что я отвечал: «Мы все в своей жизни натворили немало недопустимых дел, так почему в кино нельзя показывать то, что мы сами делали неоднократно?». Если мы хотим создать мировое кино, а то как же без любви?

 

 

Как 100 миллион рублей превратить в 10? 

— Актёрский состав из Дагестана или из других регионов России? И кто играет главную роль?

— Есть из Дагестана, есть из России, все – профессиональные актёры. Главную роль играет народный артист аварского театра Хайбула. Сейчас ведётся большая работа по поиску актёров, которые будут играть детей имама Шамиля: Гази-Магомеда и Джамалуддина. Мы выбираем из тысячи мальчишек. Их нам придётся обучать, а все остальные исполнители ролей первых и вторых планов — профессиональные актеры.

 

— Каков бюджет фильма, и кто осуществляет его финансирование: госбюджет или частные?

— Финансирует нас частный инвестор — Абдулманап Нурмагомедов (прим: отец и тренер бойца Хабиба Нурмагомедова). Он — человек слова, который сказал нам: «Мы это дело доведём до конца». У него есть связи, друзья, все необходимые ресурсы для того, чтобы создать кино мирового масштаба. 

«Ленфильм» нам составил смету, согласно которой должно было быть выделенно 100 миллионов рублей. Мы сами сшили 300 костюмов, изготовили 600 ружей и около 15 пушек, выстроили декорации — панораму Ахульго, у нас ушло на всё перечисленное 2 100 000 тысяч рублей. По смете на эти расходы ушло бы 35 000 000 рублей. Почему так, я не знаю. Может быть, это из-за жадности строителей, художников и других, и это притом, что они декорации хотели нарисовать на фанере, вместо того, чтобы осуществлять каменное строительство. А мы всё настоящее построили, целиком по картине художника Франца Рубо «Штурм аула Ахульго». 

Если в «Ленфильме» или «Мосфильме» шьют костюмы за 7 000 — 8 000, наши мастера их шьют за 700 рублей. Офис, который мы арендуем, нам предоставляют бесплатно, гостиницу для команды тоже, материалы дают дешевле и т.д. Министерство сельского хозяйства подогнали нам несколько быков, чтобы кормить людей во время строительства. Поэтому наш бюджет составляет 10 000 000 рублей, а не 100. И то большинство из этих денег – 7 с лишним млн. рублей — ушло за написание первого сценария «Ленфильмом», который не был принят. Но снижение бюджета ни в коем случае не ухудшает качество производства картины, даже наоборот.
    

— Какие преграды выявлялись в ходе создания фильма? С какими трудностями приходилось сталкиваться?

— То, что Рамазан Абдулатипов обещал оказать содействие, и не сделал этого — была одной из самых больших трудностей при создании фильма. Мы понадеялись на него, ждали полтора года. Я, поверив его словам, брал на себя обязательства, влезал в долги, но дальше письменных поручений, которые он давал своим подчинённым, дело не шло. Я ему всё время звонил, а он всё не отвечал… Но, я благодарен ему хотя бы за то, что не мешал мне, хотя мог.

 

 

— Последний вопрос: есть ли видение того, над каким проектом будет работать кинокомпания «Дагестан» после завершения съёмок фильма об имаме Шамиле? Каковы дальнейшие планы?

— Наша главная задача — сделать хорошее кино, которое на все времена сохранит память, историю об имаме Шамиле и о штурме Ахульго. Если нашей компании удастся посадить это дерево, то всё, на этом мы завершаем свою деятельность. Уже 25 лет мы идём к цели, почти дошли до финиша, и если на большие экраны выйдет наш продукт — значит мы победили!

 

 

Беседовал: Зиявутдин Гаджиахмедов

Фото: Султан Ширинбеков