Имя:
Email:
Сообщение:

Гаджи Гасанов, более известный как Хаджимурад Император — музыкант, кавер-исполнитель и новый герой рубрики «Личности».

 

Гаджи Гасанов, более известный как Хаджимурад Император — музыкант и кавер-исполнитель. Родился 2 апреля 1988 года в селе Дылым Казбековского района. Рос и воспитывался в Махачкале. По образованию — экономист, окончил Дагестанский автомобильно-дорожный колледж.

 

 

— Хаджимурад, когда мы обговаривали время интервью, ты сказал, что утром тебе надо на пробежку. Уделяешь внимание ЗОЖу?

— За прошлую осень я довольно сильно набрал в весе, и сейчас потихоньку скидываю лишнее. Уже не такой толстый, как был зимой (смеётся).

 

— Первый вопрос, который хочется задать тебе: почему все-таки Император? Откуда взялся такой титульный псевдоним?

— В первую очередь, этот псевдоним для того и был взят, чтобы люди задумывались: «А почему Император?». Но это не единственная причина: мне нравится, как он звучит, плюс, у одного из моих любимых вокалистов при жизни был псевдоним Нэт «King» Коул. И когда я перепевал его песни, всё время думал, что мне тоже надо придумать для себя что-нибудь запоминающееся.

Вообще, западные артисты 50-60-х годовчасто брали себе титульные псевдонимы: гитарист Би Би Кинг, группа Queen. Вот и я перенял у них этот опыт.

 

— Расскажи, когда ты начал заниматься пением. Ты самоучка или обучался этому профессионально?

— Первые мои творческие порывы случились еще в институте. Это был 2006 год, я читал рэп. Есть даже архивное видео, где в свои 17 лет я выступаю на студвесне. Я стал учиться петь в это время для того, чтобы мог исполнять припевы рэп-песен. Но, как видите, в итоге переключился на эстрадное исполнение.

Потом, какое-то время, я работал графическим дизайнером, а музыку совсем забросил. Эту профессию я освоил тоже не случайно, а для того, чтобы купить музыкальное оборудование. Но так получилось, что она меня затянула, и на 3-4 года я задержался в этом деле. Когда мне исполнилось 25 лет, я вдруг вспомнил, что хочу быть музыкантом (смеётся), и снова записался на вокал.

Я видел, что в Москве востребованы кавер-артисты, и подумал, что на этом можно неплохо зарабатывать и в Дагестане. У нас тоже есть люди, которые хотят, чтобы на их свадьбах или других праздниках пели зарубежные песни, но у них не хватает финансов приглашать артистов из-за границы. Они могут сэкономить и позвать меня. (смеётся)

 

 

— В твоём репертуаре более полусотни каверов. Какая из них самая любимая?

— Вот недавно я записал песню Джона Ньюмана «Give you my love» и, на мой взгляд, это мой лучший кавер. В вокальном отношении он был очень сложным для меня: там есть высокие хриплые ноты, которые ещё год назад я брать не умел, но сейчас пришёл опыт, начал петь лучше. Но, к сожалению, этот кавер остался самым малозамеченным, набрал меньше всего просмотров. 

 

— Наверное, дело в том, что мало кто разбирается в музыкальных тонкостях, и многих привлекает исключительно песня. Спел бы «Chocolata», было бы больше просмотров.

— Да, так и произошло с «Eroina». Я даже не заморачивался насчёт неё, спел с одного дубля. В ней столько ошибок, но при этом она «взорвала» You Tube и набрала больше 150 тысяч просмотров, а в Инстаграм по 150-200 тысяч на каждой странице. Сам не ожидал.

 

— Ты не делал попыток пробиться в музыкальные телепроекты, например, в «Голос»?

— На самом деле, пытался, и не один раз. Это было ещё до того, как я начал зарабатывать на пении. Для меня это был шанс проявить себя, чтобы меня кто-нибудь заметил и помог с продвижением. Когда я пришёл на проект «Голос» в 2014 году, то только вернулся к музыке и стал профессионально заниматься вокалом. Один из редакторов программы задал мне вопрос, как давно я пою, на что я честно ответил, что недавно. В итоге мне сказали, что это уже не первый сезон проекта, и им нужны люди с хорошим сценическим опытом. 

 

 

— А набравшись опыта, нет желания снова попробовать?

— Я об этом уже не думаю, потому что пришёл к выводу, что все подобные шоу дают лишь временный эффект. Они тебя «поднимают» на определенный уровень, но только от артиста зависит, как его судьба сложиться дальше. Я, например, считаю, что каждый исполнительдолжен написатьхотя бы одну свою песню. Как раз над этим и работаю сейчас: хочу найти свой звук, разработать собственную концепцию, чтобы быть не просто кавер-исполнителем, а полноценным артистом.

 

— Сам пишешь или работаешь с авторами?

— Мы начали работать с гитаристом по имени Ислам. Очень талантливый парень, в узких кругах среди музыкантов его знают хорошо. Я думаю, с ним у нас что-то получится сделать. Но мы относимся к тем музыкантам, которые в первую очередь пишут музыку, а потом уже под нее текст. 

 

— Расскажи про самый необычный и запомнившийся случай, который произошёл во время твоего выступления. 

— Если честно, ничего не могу припомнить. Часто выступаю на свадьбах: у кого-то они роскошные, у кого-то — скромнее. В целом, мало чем отличаются по содержанию. Хотя, мне сейчас вспомниласьодна свадьба, на которой у меня отключился микрофон. Оказалось, что в нем не было батареек. Даже не знаю, как до меня выступали другие артисты, но мне пришлось ставить батарейки в микрофон прямо во время исполнения песни. Вот такой смешной случай был.

 

— На концертных площадках ты не выступаешь?

— Выступаю, но редко. Именно этого мне и не хватает. Если и выступаю, то в основном это происходит на концертных площадках за пределами Дагестана: в Ингушетии, во Владикавказе. Был правда сольный концерт в одном из ресторанов Махачкалы. Он прошёл хорошо, но всё-таки это не тот уровень, о котором я мечтаю.

 

— На сборных концертах с нашими артистами ты себя представляешь?

— Нет, меня не зовут. Даже не знаю почему. Возможно, материал отличается и аудитория у меня другая, а может потому, что пока нет авторского материала. 

 
 
 

 

— А как ты в целом относишься к дагестанской эстраде?

— Скажу так: у нас есть артисты, которые хорошо поют и про которых я могу сказать, что мне есть чему у них поучиться. Первым на ум приходит Даниэль Гарунов — человек с вокальными данными всероссийского уровня. Но,у большинства дагестанских артистов, не в обиду им будет сказано, нет интересных концепций и необычных образов. Если присмотреться — все одинаково одеты, одинаково ведут себя на сцене и поют примерно одинаковые песни.

 

— Почему, по-твоему, так происходит?

— Артист, который начинает петь на свадьбах и корпоративах, начинает зарабатывать хорошие деньги, при этом, ещё и не платит налоги (смеётся). Понятно, что он должен экспериментировать, должен идти дальше, но он сидит и думает: «Да мне и так платят». Заметь, наши артисты даже клипы перестали снимать. Тоже, видимо, подумали: «А зачем? Кто их сейчас смотрит?». Есть какая-то лезгинка, есть хе-хе-хееееей, и достаточно.

Понимаешь, когда меня зовут выступать на свадьбах, то часто спрашивают: «А у вас есть в репертуаре лезгинка?», я говорю: «Нет», и слышу в ответ: «Ой, ну жаль. До свидания». Мне уже столько людей сказали: «Да запиши ты 2-3 лезгинки, и ходи на эти свадьбы, от тебя же не убудет. Не кирпичи же таскаешь». Не скрою, я тоже иногда задумываюсь, запишу, скажем, «По горным дорогам, по горным дорогам….», спою что-нибудь такое, почему бы и нет? Простая человеческая жадность начинает мучить артиста изнутри, и он не всегда может противостоять этому.

 

— С кем из известных дагестанских артистов ты бы спел дуэтом?

— Мы сейчас с Даниэлем Гаруновым думаем записать что-то совместное, но, опять же, это будет кавер на зарубежную песню. 

 

 

— Обычно исполнители говорят, что в их жизни был артист или коллектив, который сыграл важную роль в их становлении. Можешь ли ты сказать нечто подобное о себе?

— Конечно. Музыканта из меня сделала группа Linkin Park. Скоро у меня должен выйти кавер на одну из их песен. Если убрать этих ребят из моей жизни, то, наверно, я бы и не стал тем, кем сейчас являюсь. И в прошлом году смерть Честера Беннингтона для меня стала большим потрясением.

 

— В чём это проявилось?

— Именно с ними начался мой интерес к музыке. Более того, я даже графическим дизайном увлёкся после того, как прочитал одно интервью, из которого узнал, что участник группы Майк Шинода по образованию — графический дизайнер, и все арты и логотипы для группы рисовал он сам. Благодаря этому я узнал много о самом графическом дизайне, что есть такая программа, как Photoshop. Начал  изучать ее, и позже стал работать в этом направлении. Выходит, что две профессии в моей жизни появились благодаря этим ребятам.

 

— Какие у тебя творческие планы на ближайшее будущее?

— Наверно, в этом году я пока буду известен больше как кавер-артист, но, в течение года выйдет пару авторских песен, одна — точно, и уже будет видно, в каком направлении двигаться дальше.

 

— И, наконец: твоя главная мечта как исполнителя?

— Я бы хотел заполнить самый большой зал в Нью-Йорке. Из не американских артистов это удавалось пока только группе Rammstein. Мне бы хотелось стать вторым в этом списке, и первым из русскоязычных исполнителей, которому бы удалось заполнить американский стадион.

 

 

— Звучит грандиозно. Что ж, будем ждать.

— Надеяться и верить (смеётся).

 

 

Беседовал: Зиявутдин Гаджиахмедов

Фото: Султан Ширинбеков